richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Categories:

Двойная жизнь Вероники / La double vie de Véronique, 1991



Есть на свете очень красивая девушка по имени Вероника. Она живет одновременно в двух ипостасях, очень похожих, но, тем не менее, различных. Первая Вероника обитает в апокалиптической Польше, населенной угрюмым и хамоватым народом, прозябает в нищете — но, в общем-то счастлива, потому что у нее есть призвание: петь песни. Дивное пение вводит ее в такой экстаз, что потихоньку выходит из строя сердце. В общем, это такая аллегория короткой, но прекрасной и общественно полезной жизни а-ля «Данко» Горького и прочих восточноевропейских классиков соцреализма.

Другая Вероника имеет парижскую прописку, она и по характеру отличается от своей польской копии, будучи куда более осторожной и невротичной. Почувствовав боли в сердце, тут же идет в кардиологию и отказывается от уроков пения. Живет симпатичной эгоистической буржуазной жизнью, пока не встречается в ее судьбе интересный мужчина, который, похоже и отвечает за все, что происходит и будет происходить с обеими Верониками, одним словом: демиург.

Первый французский фильм Кшиштофа Кесьлевского против ожиданий был принят неожиданно тепло, причем во Франции теплее, чем в Польше. Что, в общем, и понятно, ведь режиссер никогда не был всерьез укоренен в польской традиции остросоциального кино, хотя в 80-е годы под властью импульсов и снял несколько политизированных фильмов. Но к 1990 году борьба утратила актуальность и Кесьлевский вернулся к излюбленной теме: воплощению на экране сложных, странных и даже абсурдных историй, случающихся в жизни обычного человека. Фильм напичкан символизмом не в меньшей степени, чем картины Беклина или Магритта: хотя режиссер и подтрунивал над своими излишне рьяными поклонниками, силившимися во в каждом кадре усмотреть нечто многозначительное, но очевидно, что он является приверженцем герменевтического взгляда на мир.

Как мне видится, главным полем исканий позднего Кесьлевского, как и у русских некрореалистов, является смерть и связанные с нею косвенно моменты: транзитное состояние между бытием и небытием, принятие и непринятие умирания, и, конечно, уже привычное исследование темы влияния случайности на судьбу зрелого человека. Если в «Случае» 10-летней давности один и тот же парень проживал три разных жизни в зависимости от того, удалось ли ему запрыгнуть в последний вагон или нет, а в «Без конца» умерший муж из потустороннего мира серьезно влиял на жизнь жены, то тут различия более фундаментальные. Какими бы выросли две абсолютно одинаковые девочки, доведись одной родиться в прекрасной Франции, а другой — в кошмарной ПНР? Ответ на знаковый вопрос реализован весьма интересно. Во-первых, Кесьлевский не обнажает ярко свой замысел, разделив фильм на две неравные части и смонтировав его очень отрывочно, превратив практически в набор слабо связанных отдельных «картин из жизни». Во-вторых, однако, свой ответ он дает достаточно отчетливо: различий почти нет. Обе Вероники красивы и воспитаны, обеим удается реализоваться в жизни (польке даже больше, чем француженке) — и обе являются марионетками в ловких и натруженных руках.

Польша — это Европа, польский режиссер — это французский (Кесьлевский, Жулавский), английский (Сколимовский), американский режиссер (Полянский, Холланд), поляки быстро избавляются от «родимых пятен социализма» и азиатчины и быстро становятся полноценными гражданами Запада и мира. Великий польский мастер в своем фильме наглядно показал, что огромную любовь к своему народу и своей стране можно органично сочетать с искренним уважением и жадным восприятием других культур. Возможно, поэтому ему удалось влиться в когорту признанных международных творцов, которых лишь по происхождению можно отнести к какой-то конкретной нации. Но лучше этого не делать.
Tags: кино Польши, кино Франции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments