richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Тени забытых предков / Тіні забутих предків, 1964



Королевство Галиция и Лодомерия, XIX век. Там проживает народ гуцулов — горделивых и неуравновешенных горцев-славян, одетых в расписные венгерские кафтаны; вооруженных тактическими топорами, которые пускают в ход по поводу и без. Почему-то враждуют две гуцульские семьи, одна бедная, другая богатая: и богачи, естественно, понемногу одерживают верх: последним из своего рода остается ясноглазый парубок Иван. А он испытывает приязнь к неприятельской дочке Маричке. Детская дружба трансформируется во взрослые чувства, тем паче, что прошли годы - и у Иванка подобающим образом заколосились усы, а у Марички грудь налилась в должном объеме. Чтобы заработать на свадьбу, герой уходит в дальние поля, пасти домашних животных; девушка же в то время погибает. И тут перед Иваном всерьез и надолго включается Синий Экран Смерти.

Никогда не видел, чтобы в отечественном фильме переживание утраты было передано так глубоко, пронзительно и беспощадно. Даже немного очнувшись от горя, Иван превращается в тень от себя прежнего, опускается, много пьет; многие принимают его за мертвеца, каким он, собственно и является. Нехотя женится на усатой осетинке, честно пытается строить семью, но безразличие не скрыть, как и обнажившуюся волю к смерти — и нарастающее стремление Ивана к саморазрушению венчается успехом. Впрочем, смерть здесь приравнена к хорошему концу: это загробное окончательное воссоединение с возлюбленной, символизирующее выход из сводящей с ума экзистенции.

Как и многие картины, снятые на излете оттепели, этот фильм совершенно несоветский. Ни тебе классовой борьбы (а в нее развернуть противостояние зажиточных и небогатых гуцулов сам Маркс-Ленин велел: но режиссер подобное развитие сюжета демонстративно проигнорировал), ни национально-освободительного движения (т.н. «украинства» и вообще какой-либо политики здесь тоже в принципе нет), перед нами просто трагическая история любви, поданная с античной простотой и щедро приправленная мистицизмом. Поэтому кино и сейчас смотрится вполне хорошо и актуально.

Нельзя не отметить определенную слабость «Теней», не складывающихся в цельное полотно, так и остающихся набором, во многом, лишь формально связанных друг с другом эпизодов. Кастинг здесь, как мне показалось, также на почти любительском уровне: отдельные персонажи гротескно переигрывают, другие не играют вовсе; в сущности, картину вытягивает на своих плечах один лишь Иван Миколайчук. Актеры второго плана и, тем более, массовка, к сожалению, оставили сильное впечатление ряженых.

Но вот снято это просто удивительно. В некоторых эпизодах (например, сцене с плывущим плотом) оператор выжимает из техники все, что возможно — и это потрясает; некоторые другие сцены, наоборот, поражают своим мастерским лаконизмом. В сочетании с дивным музыкальным сопровождением: многочисленными и отлично исполненными народными песнями, прекрасно вписывающимися в контекст, это полностью искупает некоторую абстрактность действия и неполную вовлеченность актеров в творческий процесс. А если учесть неявные, но несомненные любовь и внимание к культуре угасающего народа, ощущаемые в каждом кадре, можно назвать «Тени забытых предков» - эталонным этнографическим фильмом, какой только можно было снять в СССР.
Tags: кино СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments