richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Categories:

Вейская империя. Ю.Латынина



В представлении обычного человека, Юлия Латынина — это злобная женщина «из бомонда», с карикатурно либеральными и изрядно русофобскими взглядами. В представлении потребителя отечественного худла — это «стрелка осциллографа», посредственная литераторша, сочиняющая про могучих кавказоидов — благородных русланов, бесланов и прочих сосланов, которые гнусных русских одним махом семерых побивахом. И это все правда.

Но это лишь одна сторона медали. Кроме всего прочего, Латынина — еще и профессиональная журналистка, очень внимательная, цепкая и довольно смелая. А до того, как сочинять про сосланов, она была самобытной и мощной писательницей, на фоне которой литературное и окололитературное бабье (Семенова, Мартынчик, Хаецкая etc) выглядит — да и является — сущей дрянью из под ногтей. Да и вообще, «Вейский цикл» - наверное, лучшее, что было написано в советской фантастике рубежа XX-XXI века (сомнительный комплимент, конечно - ну уж как есть).


Завязка — вполне в духе Стругацких: на неизведанную планету падает аварийный космический корабль землян (только на Земле царит не «социализм с человеческим лицом», а развитОй капитализм), которые успешно катапультируются, но вскоре обнаруживают, что по поверхности шляются местные людишки, причем в количествах; причем не только дикие, но и вполне себе продвинутые особи. Положение осложняется тем, что звездный ковчег был доверху набит супермощным стрелковым оружием, да только упал в тысячах километров от места высадки героев, которые, познавая здешнюю цивилизацию, постепенно начинают паниковать: аборигенам вполне хватит ума, чтобы разобраться в назначении груза — и вполне хватит жестокости, чтобы с его помощью перебить миллионы соплеменников.

Латынина нарисовала жуткий в своей убедительности мир, большую часть Ойкумены которого занимает Вейская империя: нечто среднее между древним Китаем, средневековой Византией, государством Великих Моголов и Англией Нового времени. Это гигантская страна с техническим уровнем, соответствующим нашему кватроченто; декларативно единая, а реально составляющая конгломерат разнородных провинций; в которой чиновники являются солью земли, а военные и купцы — почти что вне закона; где официально провозглашен установлен экономический строй, сильно напоминающий «военный коммунизм», отступления от которого де-юре жестоко караются, а де-факто — с легкостью заминаются за взятки; где усиленно тормозится технический прогресс — как опасный для стабильности, но в подпольных цехах накоплены знания, соответствующие земному XIX веку. При этом на окраинах империи копошатся бесчисленные варварские короли со своими бесстрашными дружинами, которых вейские царедворцы постоянно норовят задействовать в своих тонких интригах: вот только где тонко, там и рвется, и достаточно смелый невежа-иноземец запросто может рассчитывать на императорский трон.

Какой-никакой баланс сил нарушают земляне, пытающиеся себя выдать за заморских коммерсантов и действующие с изяществом слона в посудной лавке. Это приводит к сильным беспорядкам сначала в приютившем их варварском королевстве, но потом резонанс достигает и имперской столицы, которую сотрясает каскад дворцовых путчей, не прекращающихся и после благополучного (впрочем, удавшегося лишь с помощью divine intervention) бегства космолетчиков с негостеприимной, но такой интересной планеты. Это все описывается в дебютном романе «Сто полей», который стал основой всего цикла.

Читать занятно, но порой тяжко: Латынина старательно стилизует текст под «старинные геройские романы», чрезвычайно пафосные, циничные и дышащие презрением ко всему на свете. Ирония иногда проглядывает, но часто это выглядит довольно натужно, в духе «стражнику отрезали один палец, но он завопил так, словно лишился как минимум двух», к тому же писательнице подчас изменяет чувство меры — и на страницах ее книги взрослый мужчина может, например «свесить головку», «облиться слезами», всплывают и прочие кошмарные клише эпохи сентиментализма а-ля «сердце его зашлось в смертельной тоске». Короче, человек с хорошим вкусом вряд ли сумеет прорваться через эту аматёрскую игру в бисер перед свиньями... Но я к литературным эстетам не отношусь, поэтому перенёс; перешел к ознакомлению со следующими томами.

Потом следует довольно муторный приквел — о том, как жили вейские туземцы незадолго до прилета землян, толком ничего не поясняющий, а, скорее, запутывающий читателя. Далее идет очень занятный и толковый детектив «Дело о лазоревом письме», в котором Латынина, наверное, достигла пика формы, совместив мощный сюжет, наладившийся стиль и убедительно, подробно прописанный чуждый мир со всеми этнографическими и цивилизационными особенностями. Там же выясняется, что земляне не забыли о посещенной ими планете и не оставляют ее своим благопопечением.

О «прогрессорской» деятельности подробнее читатель узнает в продолжении, «Дело о пропавшем боге», это такой роман, наполовину посвященный историософии, а наполовину — коррупции, и то и другое описано с большим смаком, но в целом — немного скучновато, интерес к событиям снижается.

Переломной для меня стала книга «Колдуны и министры», с одной стороны, очень масштабно, реалистично и художественно описывающая глобальную гражданскую войну в великой империи (за ходом которой приходится следить, не имея под рукой никакой карты), а с другой — невероятно затянутая, изобилующая персонажами типа «Марти Сью» и с невероятно идиотским финалом. Там еще есть окончание, где действие разворачивается после официального контакта Вейской империи и Земли, но я чего-то полистал пару глав и бросил — это какой-то «бодрый экономический триллер» в духе латынинского же «Охота на изюбря», где герои небрежно перебрасываются миллионами денег и терминами в стиле «опционы на фьючерсы», «отжать активы», «закрытый регрессный факторинг»... тут-то я и поднял руки вверх. Но первые три книжки — вполне ничего, написаны качественно. На мой взгляд, один из редких случаев, когда к слову «русская фантастика» не хочется прилепить дополнительный матерный эпитет типа «херова», но на одну букву короче.

Во-первых, это ужасно мужские книги — про дружбу, долг, риск и смерть, в основном. Радостно от того, что женские персонажи ПОГОЛОВНО никчемны, максимум, несут третьестепенные сюжетные функции — и если два мужика все же заводят разговор о какой-то даме, то лишь в контексте «а как бы ее трахнуть». Не то, чтобы я страдал там каким-нибудь мужским шовинизмом или даже мизогинией... но просто ведь и вправду в средневековом обществе с азиатским способом производства женщина имела экстремально низкий статус.

Герои весьма убедительно прописаны, у каждого своя сложная мотивация и жизненная философия, свой продуманный характер, свои козыри и слабости. «Игра престолов» идет лесом. Баланс великолепный: здесь нет ни одного однозначно отрицательного или положительного персонажа — причем, даже антагонисты сплошь и рядом выглядят очень ярко и благородно. Такого бескомпромиссно объективного подхода я ранее не встречал в произведениях подобного пошиба.

Конечно, глубинное бабство порой из Латыниной прорывается, порой прёт неуместная галантерейность — в основном, описания пиров и всякой стремной жратвы, там подаваемой: носороги, фаршированные крокодилами в соусе из отжатых собачьих ушей, икра лошадиная заморская, толченые моржовые глаза и гвоздь сезона, «маринованная утка» (вероятно в процессе написания романа кто-то сводил Юлию Леонидовну в северокитайский ресторан, но это не оправдывает того факта, что таковых уток на страницах 5 книг будет подано штук сто, ей-богу). Но потерпеть можно хотя бы из уважения к слабому полу - в конце концов, ни одна женщина в мире не написала ничего и близко приближающегося по качеству к этим книжкам.
Tags: книжное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →