richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Categories:

Собибор, 2018



Как известно всем и каждому, нацистская Германия стремилась, во-первых, захватить весь мир, а во-вторых — убить всех евреев, цыган и славян (нации перечислены в порядке значимости). С первым как-то не задалось, зато второе было проделано сравнительно успешно. Например, экстерминация евреев стала своего рода индустрией: евреев сетями отлавливали по всей Европе, складывали в паровозы и стремительно везли в концентрационные лагеря уничтожения в Польше, где их травили дихлофосом, а затем сжигали тела. Все это стоило Рейху огромных денег, достаточных, скажем, для постройки огромного авиафлота, превратившего бы всю Британию в лунный пейзаж; или нескольких танковых армий, которые шутя бы взяли Москву и Сталинград, но... немцы же фанатики, их хлебом не корми, а дай кого-либо помучить.

В частности, они построили очень эффективный концлагерь Собибор, где убили около четверти миллиона евреев. Туда попал некий советский пленный, Александр Печерский, который не только умудрился бежать из мест лишения свободы, но и увлек за собой сотни узников (большинство которых, правда, уничтожили поляки с двухстволками, но все равно).

Кто таков этот Александр Печерский? В фильме и пресс-релизах его упорно именуют «военным», «командиром», «офицером», но реально к армии он имел весьма опосредованное отношение. До войны он был обычным завхозом, после мобилизации ему, как человеку с высшим образованием приклеили суррогатное офицерское звание, хотя работал он лишь начальником писарей — ну, то есть, это не профессиональный военный и даже не солдат, а обычный, хоть и ловкий, и грамотный мужик. Мне казалось, что в данной истории именно на этом и следовало сделать акцент — мол, не тренированный боевик со статями Рутгера Хауэра, а обычный близорукий полуинтеллигент умудряется так все компетентно организовать и такую веру заронить в души людей, что те голыми руками начали рвать своих палачей и пробежали по вражеской территории сотни верст, пока не соединились с Красной армией. Это интереснее, чем очередная история о несгибаемом альфа-самце.



Но нет, Хабенский непоколебимо указывает на принадлежность Печерского к командирскому сословию, даже одевает его в военные шмотки, будто он только что из окружения, а не мотался по лагерям два года. Возможно, это и сыграло бы, выгляди актер молодцевато и харизматично. Но 33-летний Александр Печерский выглядит и ведет себя как престарелый, обуреваемый депрессией бомж, презрительно и нехотя разговаривающий с людьми, даже самые простые действия исполняющий после мучительной внутренней борьбы, с чудовищными мхатовскими паузами. Рисунок роли вообще ни на что не похож, это не успешный вождь восстания, не советский офицер, не верующий иудей, не гандист-непротивленец, не деморализованный смертник... Герой в исполнении Хабенского — просто надуманная химера, которых не бывает в природе. Хуже всего, что непонятно, почему именно Печерскому удалось возглавить бунт — ведь в лагере полно людей энергичнее, боевитее и авторитетнее его. Так что главная идея фильма оказалась загубленной режиссером и актером Хабенским.

Всеобщая одержимость этим человеком для меня всегда была непонятна. В России вообще очень мало достойных актеров. Под «достойными» я имею в виду артистов, которые способны убедительно выступать в самых разных амплуа — как Андрей Миронов, Евгении Леонов и Евстигнеев, в какой-то степени молодой Николай Бурляев и иже с ними. Таких сейчас, кажется, вообще нет. «Успешными» ныне считаются актеры одной роли — Евгений Миронов, Максим Аверин, Иван Охлобыстин, Роман Мадянов... десятилетиями дают на-гора свой стереотипный образ эксцентрика в погонах, или злобного клоуна, или дегенеративного чекиста — и часто уже и в жизни не могут от него отрешиться. Но даже они в сравнении со всякой никчемной, но ужасно расплодившейся серой плесенью типа Чулпан Хаматовой, Дмитрия Певцова, Алексея Чадова - выглядят королями.

Как актер, Хабенский — где-то между второй и третьей категориями. Я не припомню у него ни одной запоминающейся роли — так, какой-то вечный «дежурный меланхолик». Говорят, что перетянул на себя одеяло с помощью двух моментов — во-первых, дьявольской работоспособностью, особенно ярко проявляющейся после частых, но скоротечных запоев, а во-вторых, он, вроде, действительно хороший и порядочный человек, не занимающийся позерством, не играющий в игры с властью; в общем, не скурвившийся, несмотря на грустную судьбу — а если человек хороший, то все остальные инстинктивно к нему тянутся. Но, увы, «хороший человек» - не равняется «хороший актер» и, тем более, «сильный режиссер».



Насколько ответственно Константин Юрьевич воспроизвел реалии Собибора, можно увидеть невооруженным глазом. В финальных титрах говорится, что Карл Френцель был комендантом Собибора - но им являлся гауптштурмфюрер (капитан) СС Франц Рейхляйтнер. Френцель был всего лишь обершарфюрером (что-то между старшиной и прапорщиком), начальником одного из подразделений и, кстати, ровесником Александра Печерского — а в фильме его играет 60-летний Кристофер Ламберт. Играет, кстати, убого — никакого цельного образа не складывается, истерики и психозы выглядят фальшиво, и, в целом, понятно, что это — свадебный генерал.


КрасавЕц! Помнит ли кто-нибудь, что лет 30 назад Кристофэ Ламбэр считался секс-символом?

В фильме нет никакой предыстории и четкой экспозиции, действиям отрицательных персонажей не дается и малейшего пояснения, поэтому происходящее на экране выглядит жутким сюром. Вот, скажем, реальные факты: Печерский и остальные восставшие служили в лагерной зондеркоманде, то есть, помогали немцам уничтожать своих соплеменников. Каждые 2-3 месяца зондеркомандовцев полагалось менять — но судя по фильму, еврейская обслуга там живет чуть ли не годами, кое-кто находится с нацистами почти в приятельских отношениях. Внезапно! Откуда ни возьмись, наезжают старшие офицеры, ставят всю зондеркоманду на колени и начинают релаксировать: накачавшись шнапсом до состояния «берсерк», устраивают гонки на колесницах, запряженных евреями, для смеху обливают узников горючим и поджигают, счастливо хохоча. По рандому время от времени стреляют в коленопреклоненную толпу — перед которой и пируют всем скопом в специальной беседке (кушать, когда на тебя пялятся несколько сотен злобных взглядов - это особое, ни с чем не сравнимое удовольствие). Весь этот эпизод выглядит не просто лживо и топорно, но еще и затянут сверх всяких приличий. Мы, вроде, и так знаем, что каждый нацист был изувером-маньяком типа Чикатилы, это и первая половина фильма вполне объемно объясняет — так зачем еще и усугублять? Я думаю, это проявление антисемитизма: во-первых, садистское смакование еврейских мучений — это не круто и бестактно; во-вторых, стремление представить эсэсовцев конченными кретинами тоже оскорбляет память жертв: получается, что кучка косоруких придурков с коллективным IQ 100 без особых проблем перещелкала 6000000 миллионов умнейших и достойнейших людей своего времени?


Вот эта жуткая харя, на самом деле, страшила гораздо больше, чем все старательно размазываемые ужасы.

Но, в общем, эта кровавая тризна становится триггером к восстанию — евреи деловито уничтожают начальничков (с такой легкостью, что невольно возникает вопрос — отчего бы не сделать это раньше?) и коллективно выламывают ворота. Дальше много вполне фееричных кадров, когда, скажем, еврей с винтовочкой отвлекает на себя сразу двух пулеметчиков, совершенно не обращающих внимание на то, что другие евреи разбегаются во все стороны. И лишь через минуту прозревают, но как-то тщетно стреляют по толпе, попадая аккурат в небольшие промежутки меж бегущими людьми. Хотя пулемет как раз и был задуман как оружие для быстрого уничтожения больших масс неприятеля, убивающее примерно 100 человек за 10 секунд.


Вот еще отличный персонаж со специфическим званием "лейтенант-оберлейтенант" (типа как капитан-лейтенант, но чуть пониже).

Вершина фильма — дуэль очкастого пулеметчика с узником, вооруженным жалким «парабеллумом». Пули из «машингевера» огибают еврея, будто тот надежно защищен непроницаемым силовым полем, зато военнопленный, что твой Давид разит из пистолета слепошарого гоя с расстояния в четверть километра...


Ну и как обойтись без подобных кадров, где мужественно превозмогающие герои отважно превозмогают через взрывы, пулеметные очереди и тлеющие пожары, по-братски вынося друг друга на руках?

В общем, формально тут хэппи-энд (да в общем, и фактически тоже — если спаслось хоть полста человек, обреченных на смерть, это уже хорошо), но после просмотра остается тягостное послевкусие. Главным образом из-за понимания — как скверно обошлись с заслуживающей большего историей. «Собибор» - поразительно скучный и унылый фильм, в нем полностью отсутствуют интересные персонажи, реализмом тут и не пахнет, а подвиг героя оболган и опошлен. В целом, это глупая и подлая смесь двух отвратительных жанров «кино и немцы» и «holocaustsplotation», которая получилась настолько глупой и подлой, что у меня нет сомнений в успехе дальнейшей режиссерской карьеры Константина Хабенского.
Tags: кино РФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments