richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Categories:

Короткие встречи, 1967



В центре внимания публики классический любовный треугольник. В одном углу — Валентина, 30-летняя чиновница среднего ранга, не очень успешно пытающаяся обустроить разворачивающуюся «стройку социализма». Потом появится юная Надя, сбежавшая из нищей и голодной деревни. Постепенно станет ясно, что женщины терзаются от любви к одному и тому же человеку — геологу Максиму, имевшему в разное время романтическую связь с обеими. Казалось бы, тривиальная история, в руках Киры Муратовой превращается в фильм, способный фасцинировать и начинающего, и опытного кинолюбителя.

Структура «Коротких встреч» необычна и впечатляет с первых кадров. Из, как сначала кажется, слабо связанных друг с другом эпизодов, флэшбеков и диалогов сшивается органичное и пронзительное кинополотно, в ключевые моменты просто изумляющее силой явленных чувств. Да, даже искушенному зрителю сложно поверить в то, что после 50 лет тирании, террора и неслыханного угнетения в народе, балансировавшем на грани физического выживания и тотального истребления сохранились столь мощные и чистые душевные порывы.

Некоторые фильмы воспринимаешь в контексте эпохи, некоторые — в отрыве от контекста. «Короткие встречи» же — из тех, что создали сам этот контекст. Особо наглядно это заметно на примере роли Высоцкого, который двумя-тремя штрихами создает настолько выпуклый романтический образ «настоящего геолога» - с гитарой, холеной бородкой, в небрежной ковбойке — что подражать ему принялись даже закаленные полевики, и стереотип окончательно стал достоянием масс. И это не единственный пример «открытия дискурса» в описываемом фильме.

Здесь, к тому же, нельзя не отметить обилие живых деталей, поданных не «в лоб», показанных тонко, и как бы частично остающихся вне поля зрения — но соответствующих реальности на 100%. Номенклатурная работница, искренне пытающаяся общаться с плебсом приветливо, но все время (неосознанно) берущая покровительственно-барственный тон — вполне естественный результат большевицкой селекции, приведшей к оформлению «нового класса», претендовавшего на ту же роль, что некогда играло дворянство, но не обладавшего и сотой частью его компетенций и положительных качеств. Смурной крестьянин, тихо ненавидящий всех городских за безделье, прожорливость и бесконечные жалобы на дороговизну продовольствия — если знать хронологию коммунистического хозяйствования на селе, приведшего сначала к тому, что в стране с колоссальным аграрным сектором разразился бенгальских масштабов голод, невиданный в истории Европы, а потом к тому, что эта же страна принялась во все возрастающих объемах закупать еду у «классовых врагов», то этот персонаж будет вызывать особые симпатию и сочувствие. Да и тот же геолог Максим, совершенно не скрывающий, что ушел от удручающей и удушающей советской идиосинкразии во «внутреннюю эмиграцию», из престижного «Управления» подавшись в полевую геологию, чтобы получить право игнорировать бестолковую и бессмысленную волю «красных графьев» - в сущности, на такую участь (либо на постепенный распад личности) в СССР был обречен любой благородный и мыслящий русский человек.

И все же, все эти типажи затмеваются нравственным подвигом, на который нашла в себе силы в финале героиня Руслановой. В стране, в которой дошедшему до ручки народу положено было «доставать», «урывать», «выбивать» любую несущественную мелочь — не говоря уже о личном счастье! - поступок Нади действительно ошеломлял, будил светлые чувства, давал силы на то, чтобы жить немного достойнее и порядочнее. В 1967 году это было особенно актуальным, учитывая, что в следующем году последние отголоски «оттепели» затухнут, и на ближайшие 17 лет воцарится тусклая, безнадежная, свинцовая эпоха «долгих семидесятых»...

(фильм просмотрен в рамках кинорулетки "Советское кино оттепели")
Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments