?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Чёрный хлеб и белая раса


В 1988 году во Франции прошли выборы Президента Республики. Франсуа Миттерану, социалисту, очень хотелось еще 7 лет побыть президентом. Но этого не хотелось ультраправым Жаку Шираку и Жану-Мари Ле Пэну, которые устроили ему напряженную конкуренцию. Миттеран, однако, мобилизовал в свою поддержку любимых народом артистов, таких как Ален Делон: ему дали денег и поручили снять кино о том, какие правые плохие и в какой хаос они погрузят страну, если победят на выборах. Ален Делон, поразмыслив, выполнил госзаказ — правда, только через полгода после выборов — а то мало ли, может лепэновцы бы их выиграли и отправили бы Делона в топку холокоста наряду с арапчатами, негритосами, узкопленочными и прочей понаехавшей дрянью. Даром, что он тоже по убеждениям — открытый нацист, в молодости добровольно уехавший на индокитайскую войну, где, весело хохоча, расстреливал вьетнамцев в упор из крупнокалиберного пулемета...

Тут, значит, в Париже активно проявляет себя секретная организация «Союз полицейской чести» - крайне набожные фашиствующие силовики, решительно расправляющиеся с главарями организованной преступности, а также, почему-то с жандармами. Этим обеспокоен дивизионный комиссар (что-то типа полковника) Эжен Грендель — так, кстати, на самом деле звали краснопузого рифмоплёта Поля Элюара: это, верно, должно символизировать политическую правильность и творческие устремления главного героя. Уже немолодой актер, кстати, демонстрирует чудеса французской косметологии и пластической хирургии — ведь он неоднократно хвастался тем, что каждый день выпивает по литру водки, но килограммовых мешков под глазами и носа с прожилками цвета «International Klein Blue» на его личике не наблюдается. Но он, конечно, вяловат и больше похож на школьного учителя математики, чем на полицейского: а когда в финале хватает ружье, то это уж вообще — и смех и грех.

К Гренделю прикрепляют двух молодых полицейских, один из которых — крыса, фанатично преданная «Союзу полицейской чести», впрочем, действующая настолько неуклюже, что обо всем догадывается даже туповатый комиссар. Другой инспектор всем хорош — особенно тем, что недавно совершил геройский поступок: разминировал бомбу в синагоге (для современного ремейка картины ее нужно заменить на более актуальную мечеть), и ему оторвало руку. Оба погибнут, но комиссар, в борьбе против электората Ле Пэна, призовет под свои знамена всяких еврейчиков и чурок, ведь они чуют, что сразу после победы клерофашистов их немедленно начнут сжигать в печах. Но даже Грендель не догадывается, что нити заговора уходят чуть не под самые небеса. И, конечно, развязка будет просто очаровательной.

Кажется, большинство зрителей не одобрили эту картину, признали ее говённой. Могу их понять. Сюжет целиком высосан из пальца. Не слишком понятен замысел комиссара-антагониста: зачем он тупо убил нескольких уголовников и ментов, остановившись на этом — так и не попытавшись захватить власть? Неясна и мотивация Гренделя с подручным: почему в ситуации, когда все нормальные полицейские присоединяются к секретной организации, эти два мужичка остаются в стороне? Чем им насолили фашисты — на футбольном поле, что ли жён или матерей изнасиловали? По-моему, в конце XX века машнить на фашистов - столь же умный и практичный поступок, как в конце XIX века проклинать «узурпатора и цареубийцу» Наполеона.

В конечном счете, главная — и правильная! - мысль картины оказалась, по сути, скомканной. Мент, он же мусор — это социально опасный выродок, заболевший бешенством кобель бойцовой породы, раненый медведь, изнасилованный мужчина. Во всех странах мира полицейскую работу поручают дебилам, опущенцам, вороватым дуболомам — чтобы обычные люди не марались, ведь преступников должны ловить такие же преступники. За это к «социальным ассенизаторам» относятся с деланным уважением (хотя руки им стараются не подавать), но повсеместно требуют строгого соблюдения закона. «Генетический мусор» не имеет права от него отступать, даже во имя благой цели - ведь у ментов извращены все понятия, в том числе этические координаты. Старый-добрый самосуд, учиняемый обычными гражданами - в сто раз благороднее и законнее, чем любые действия т.н. вигилантов и прочих эскадронов смерти. Но Делон оказался настолько глуп, что к финалу скомкал мораль и историю, так что сделать какие-то выводы на основании сего бесноватого мельтешения не представляется возможным.

Tags:

2 comments or Leave a comment