richteur (richteur) wrote,
richteur
richteur

Categories:

Культурный код Страны Советов. Бриллиантовая рука.



«Бриллиантовая рука» - один из самых популярных советских фильмов. Он полностью разобран на цитаты, регулярно показывается по ТВ, и воспринимается как чуть ли не образцовая социалистическая комедия. Если глядеть с позиции обычного зрителя, то это добрый и смешной фильм, с элементами социальной сатиры. Однако это так лишь с ностальгической точки зрения, потому что данное кино подсознательно ассоциируется с детством/молодостью — а значит, с самым приятным временем нашей жизни.

Тем не менее, как и любое произведение советской культуры «Бриллиантовая рука» несет типовые советские черты, а именно русофобию, озлобленность, примитивизм мышления и назойливый импрессинг — внедрение нужных идей, а по простому, промывание мозгов. Не забываем, что фильм увидел свет при коммунистической диктатуре, которая считала идеологическое воспитание важнейшей формой работы с населением, а снят этот фильм людьми, сформировавшимися при Сталине, т. е. в эпоху, когда искоренение и вымарывание всего русского было поставлено на поток. Цели и задачи этих людей я попытаюсь рассмотреть в своей статье.




Внешность у Гайдая специфическая, нерусская. Сложно даже определить его национальность. В принципе, он вполне может быть поляком, что многое объясняет.

Кто такой Гайдай? Человек с загадочным национальным и социальным происхождением. Возможно, его родители и он сам специально предпринимали усилия по замутнению анкеты — неправильная наследственность могла выйти боком. Впрочем, единственное, что можно исключить — это русское происхождение режиссера. Нерусская фамилия, нерусское отчество, нерусская внешность — и красной нитью проходящее через все его творчество брезгливо-ироничное отношение к русским.


Русская тройка дебилов - именно так по мысли Гайдая выглядит коренная нация.

Вспомним русских идиотов-самогонщиков, унылого придурка Воробьянинова, дегенератов-царедворцев из «Ивана Васильевича», самодержавных скотов-чиновников из «За спичками» - это единый типаж, злобная карикатура, вполне складывающаяся из отдельных «штрихов мастера». Его фильмы оттого и получались талантливыми, оттого, что в них была вложена искренняя эмоция. Подобный подход вполне укладывалось в культурную политику советской власти, поэтому Гайдай сделал яркую карьеру, еще при Сталине пробившись в престижнейший ВГИК и получив доступ к закрытой заграничной фильмотеке — это примерно как иметь выход в интернет в 1985 году. Надо понимать, что в СССР «кого не надо» в такие места не допускали, так что любого советского режиссера при некоторой фантазии можно представить в кителе с синими петлицами, фуражке и орденскими планками. Гайдай был надежным и проверенным бойцом внутреннего фронта в войне с собственным народом. «Бриллиант» его творчества — разбираемая кинокартина — вполне сопоставима с удачной агентурной операцией типа «Трест» или «Синдикат». Конечно, такие дела в одиночку не делаются и сомнительному в национальном плане Гайдаю помогали два без всяких сомнений шестиконечных товарища — Яков Аронович и Морис Романович, призванные следить, чтобы антирусская агитка не получилась слишком уж беззубой и щадящей.

В принципе-то, по гамбургскому счету легендарный юмор «Бриллиантовой руки» не выдерживает критики. Ему не достает тонкости и глубины, он базируется преимущественно на комиковании (ведущий актер — цирковой клоун), эксцентрике и навязчивом повторении, он чрезмерно злободневен, то есть полностью может быть понятен лишь публике одного жизненного опыта с режиссером. При вдумчивом просмотре становится неясным, почему советская юмористика считалась качественнее и возвышеннее американской. Даже с фекально-генитальной темой все в порядке (жопа Лелика, сортирный юмор, поток хамства, несущегося с экрана). Единственно, что почти нет эротики, но это из-за поголовной гомосексуальности кремлевских идеологов, у которых любой намек на гетеросекс вызывал вспышку такой звериной злобы, что они перекрыли в этом плане кислород всей стране. Настолько, что голая женская СПИНА воспринималась как хулиганский вызов и служила годным материалом для «сеанса».



В самом начале демонстрируется сложная криминальная схема: из-за границы в СССР забрасываются золотые монеты, которые как бы «случайно» находятся и частично присваиваются в качестве премии за обнаружение вклада, таким образом, легализуясь. Сложно поверить в экономическую эффективность таких операций, но поскольку среднестатистический советский человек стараниями государства был полным профаном в экономике, она принималась.



Попутно, кстати, ядовито высмеивалась практика установки прочных дверей с надежными замками, и, что вызывало особую ненависть — с глазками. Причины этого лежат на поверхности: коммунистический режим не признавал права на неприкосновенность жилища, и вплоть до конца СССР к любому человеку могли вломиться силовики — а пресловутые железные двери этому очень мешали, как и глазок, позволяющий фильтровать посетителей. Активно распространялись слухи о маньяке, звонящем в дверь и бьющем шилом в глазок с воплем «Спокойной ночи, малыши!». Ну, а немногочисленные хозяева железных дверей яросто клеймились советской пропагандой. В коммунистическом раю жителям полагалась лишь хлипкая перегородка, разлетающая от одного удара ментовского сапога — примерно как у героя Никулина.



Любопытно название парохода, на котором плывет Никулин - «Михаил Светлов». Может создасться впечатление, будто это какой-то важный деятель, но реально это скверный еврейский поэт, автор на редкость подлой и мерзкой «Гренады» (той самой в которой одураченный большевиками боец с наслаждением умирает «чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать»), чья значимость лишь в том, что он был активным членом «шестидесятнического» междусобойчика, к которому принадлежал и Гайдай. То есть это какие-то внутритусовочные приколы и реверансы, которые для чего-то исподволь внушаются постороннему зрителю. Понятно для чего — чтобы бездарность коммунистических «культурных» деятелей компенсировалась частотой их упоминания.



Заграница показана местом, где советскому человеку делать нечего. Это вполне укладывается в пропагандистскую стратегию советской власти: капиталистические страны должны пугать и раздражать; гражданин должен быть безъязыким, чтобы не уметь объясниться с иностранцами. Кругом проститутки и жулики, только и мечтающие окрутить невинного туриста. Не вызывает никакого воодушевления скучная экскурсия по жаркой и пыльной махалле. Время для свободной прогулки воспринимается чуть ли не как наказание — Никулин страсть как боится самостоятельности и буквально не отлипает от своего приятеля. Вообще, показана нереальная ситуация — советских туристов почти никогда не оставляли надолго в одиночестве, они передвигались строго гуртом и под контролем смотрящих от партии и КГБ. Но в фильме таковых почему-то нет, хотя они подразумеваются одним фактом необходимости для отрицательных героев «шифроваться» с наложением липового гипса. Действительно, если за советскими туристами никто не надзирает, то можно и не переусложнять ситуацию, а просто зайти и забрать контрабанду, хотя бы в том же зонтике, что и в начале фильма.



А где, кстати, побывал Никулин? В более позднем разговоре с управдомом выясняется, что в Стамбуле, хотя перед нами какое-то усредненное восточное захолустье, больше похожее то ли на Персию, то ли на Туркмению (заграничные сцены снимались в Баку). Почему же взята именно Турция? На рубеже 60-70-х годов основные исламские страны (Египет, Сирия) находились в советской зоне влияния и их презентация в качестве коррупированных рассадников контрабандизма могла вызвать непонимание. Турецкая же республика была членом агрессивного блока НАТО, кроме того в конце 60-х в ней бушевало гражданское противостояние: студенческие и рабочие митинги и забастовки, акции социалистов и националистов. Либеральное правительство Партии справедливости не могло справиться с народным возмущением, и в 1971 году в стране произошел военный переворот, но при благоприятном для СССР развитии обстоятельств власть вполне могли взять левые силы, и, таким образом, Турция превратилась бы в советского союзника. Учитывая, что в мусульманском мире социалистические идеи распространялись со скоростью ударной волны и совсем недавно просоветские революции победили в Алжире, Ираке, Ливии и Судане, коммунистические идеологи испытывали понятную эйфорию и были совсем не прочь дополнительно раскачать ситуацию в стратегически важном регионе.



Любопытно отношение к алкоголю в «Бриллиантовой руке» и вообще советском кинематографе. С одной стороны, пьяница считался дефектным изгоем, а чтобы прослыть пьяницей достаточно было попасться чуть подшофе милицейскому патрулю или дождаться жалобы в райком от стервы-жены. Людей, застигнутых на этом, унижали, увольняли и всячески терроризировали. Но вместе с тем, советской власти категорически было невыгодно поощрять полную трезвость. Отметим, что герою Никулина капитан почти насильно наливает рюмку коньяка. Потом Никулин уже сам старается засосать рюмку, в ресторане упарывается до потери человеческого облика, в гостинице радостно заглатывает целый фужер вина, предложенный шлюхой. И это не единственный момент в советском агитпропе. Положительный герой «Доживем до понедельника» без повода выжирает стакан сорокаградусной без закуси. Жрет водку как воду «настоящий мужик Гоша» из «Москва слезам не верит». Не просыхает Янковский из «Влюблен по собственному желанию». Через все творчество, например, Рязанова проходил мотив злоупотребления алкоголем, поданный в позитивном ключе. Одним словом, внушался паттерн: «пей водку, руссиш швайн, это твое». Каковы же причины этого кажущегося несоответствия?


По советскому алкоголю люди пишут ТОМА энциклопедий - настолько его было много.

Нужно помнить, что в продаже был широчайший по меркам советской торговли ассортимент вин, настоек и крепких напитков. Реклама алкоголя в СССР поражала своей агрессивностью и массовостью. Скрытый алкоголизм набирал обороты. Все потому что водка со сталинских времен была одной из важнейших статей наполнения бюджета. Причина, конечно, кроется и в том, что власти было важно иметь рычаги влияния на народ. Чтобы любого всегда можно было прилюдно ошельмовать, уличить в пьянстве, самой же властью и насаждаемом. И, само собой, алкоголик в сравнении с трезвенником — не борец: это можно увидеть, сопоставив литературную биографию, скажем, Твардовского и Солженицына, Венедикта Ерофеева и Николая Носова и так далее. Когда зальешь глаза — вроде и советский строй нормальным кажется, но только непьющему хватит воли и сил преобразовывать реальность вокруг себя.

Продолжение следует.
Tags: ККСС, история, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments