?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
Чёрный хлеб и белая раса
-Русский обыватель, интересующийся массовой культурой: кино, научно-популярными книжками, общедоступными мероприятиями. Это и составляет основное содержание моего ЖЖ.
-Если мы не знакомы в личной жизни, ко мне лучше обращаться на "Вы".
-По образованию я историк, по профессии - преподаватель, немного переводчик и иногда публицист.
-Сфера моих интересов в области истории: XIX и XX века практически полностью, история государства и наций, история отдельных регионов, таких как Балканы, Восточная Европа, Турция и Латинская Америка. 
-В политической сфере (без фанатизма) выступаю за демократию, социализм и русский гражданский национализм.
-В интернете анонимен, занимаюсь развлекательной деятельностью, не несу ответственности за написанное.

Френд-политика.

Я предлагаю дружить в ЖЖ тем, кто мне интересен, кто меня читает, оставляет комментарии, с кем у меня общие или схожие взгляды. Соответственно, не добавляю:
1.Топодрочеров.
2.Пустые журналы.
3.Журналы с перепостами. 
4.Тематические журналы, далекие от моих интересов.
5.Чрезмерно политически озабоченных индивидов. Ватников и вышиватников (в широком смысле) не приемлю одинаково. 
6.Всякого рода нехороший сброд: поборников толерантности, феминисток, сталинцев, русофобов, фундаменталистов, спортивных болельщиков, троллей и так далее... 

А всех остальных — добавляю, правда надо отписаться в комментариях к этому посту.
43 comments or Leave a comment


1962 год, в престижном американском университете происходит соревнование двух студенческих братств. «Омега» - чистенькие аристократы, зубрилы и стукачки, прислуживающие декану; «Дельта» - веселые раздолбаи, дебоширы и пьяницы, обожающие шалить (подчас небезопасно для окружающих, но все же без «двухсотых»). В конечном счете администрации вуза осточертевают неуправляемые школяры и она затевает против них заговор, заканчивающийся разгромом «Дельты» и отчислением всех ее членов. Но студентики в последний момент наносят ответный удар, организуя запредельную акцию во время традиционного университетского парада...

Неожиданно симпатичная и даже милая комедия — фактически о юности тех людей, которые сейчас управляют Америкой (буквально: они почти все немецкого и славянского происхождения, как Трамп и его присные). Как ни странно, все очень мало отличается от наших студенческих будней: раздолбанные общаги, декалитры алкоголя, неразборчивость в половых связях, бесконечная изобретательность в организации пакостей — etc. При этом, юмор довольно невинен, хотя там, где не осмелились показать нечто подцензурное, на него все же открыто намекнули. Мне нравится такой подход.

Молодые и не очень известные на тот момент актеры воплощают хорошо знакомые американские типажи, особенно хорош выходец из страны горных орлов Джон Белуши — такой себе поехавший «Пахом» - за 30 лет до того, как это стало мейнстримом. К сожалению, большинство других студенческих ролей трудно не то, что выделить, а вообще отличить друг от друга: тогдашняя мода, видимо, яростно подавляла индивидуальность. Так или иначе, получилось добротное и легкое, почти совсем не пошлое зрелище о золотых деньках старой доброй Америки, которую прототипы персонажей сего фильма сейчас тщетно пытаются сделать Great Again...

Tags:

2 comments or Leave a comment


В 2001 году младенца Дениса подбросили в подмосковный бэби-бокс, обрекая его стать сиротой. Это потому что у него врожденная патология: он почти не чувствует боли. Через моментально пролетевшие 17 лет, мы видим такую картину: воспитанники, как это ни парадоксально для провинциального детдома, вовсе не барахтаются в собственном кале, но хорошо одеты, упитанны и опрятны. Правда, есть у них, все же одна брутальная забава: они давят друг друга резиновыми шлангами, закаляя выдержку и волю; подготовляя себя к кошмарам самостоятельной жизни. Изрядную фору в этом спорте, благодаря своему свойству, имеет наш протагонист — хотя до чемпионства и не дотягивает.

Внезапно за ним приезжает родная мать — моложавая, хоть и потасканная блондинка, увозящая сына в Москву и сводящая его с ума всякими дарами да умильными сюси-пуси. Открыто намекается на инцест, но до этого, как я понял, так и не доходит. Вместо того, запутанного на доверии Дениса пристраивают в налаженный бизнес по организации автоподстав. В нужный момент ему нужно резво броситься под намеченную машину, оформить в больнице преувеличенные повреждения, а потом дать на суде лживые показания, чтобы у жертвы (чем-то не угодившей путинским опричникам) отобрали все имущество, а ее саму водрузили в клетку. И наш анальгезический герой мужественно прокатывается по капоту снова и снова. И много раз. Пока однажды не заваливает свою миссию, одновременно понимая, что научился чувствовать боль.

Фильм, снятый молодым, да ранним режиссером И.Ивановичем Твердовским, представляет собой, как говорит школота, «кринжовое» зрелище — даже в большей степени, чем две его ранние ленты. Здесь всё НАПРЯГАЕТ — демонстративная физиологичность, полное отсутствие каких-то человеческих эмоций, и предельное ничтожество главного героя, унылого чмыря без капли собственного достоинства. Но, поскольку Иван И.Твердовский — уже довольно опытный и вполне заслуженный творец, я бы не стал сетовать на малоприятный сеттинг (простите за невольный каламбур), а попытался бы найти ключ к пониманию этой стремноватой картины, а заодно и всего творчества режиссера.

Иван Иванович Твердовский - довольно непривычное ФИО для россиянского кинематографа, в котором доминируют люди с именами типа Алексей Аронович Учитель, Кирилл Сатанаилович Sir-Hebrewnickoff, Сарик Оглы-Кызы и Мамед Тер-Узбекистян — или что-то еще в этом роде, столь же праздничное. Столь же нехарактерна и тематика его творчества — никакой тебе ностальгии по СССР, фильмов про СПЕЦЦНАЗЗ!1, навороченной чернухи со смакованием каждого литра выжранного из горла белесого самогона... Каждое его полотно посвящено униженным и оскорбленным русским людям: девочке с миопатией, которой одноклассники-уроды устраивают дикую травлю; пожилой чудачке-девственнице, за коей также устраивается охота из-за выросшего у нее хвоста; наконец, в «Подбросах» фигурирует хилый болезненный дурачок без адреса — его беззастенчиво используют в своих интересах черти в погонах.

Нетрудно догадаться, что под каждым главным героем подразумевается нынешний русский народ: презираемый, разобщенный, непривлекательный — и, в общем, стоящий одной ногой в могиле, в которую его активно толкают персонажи с внешностью и повадками насельников картин Босха. Даже основная диалоговая фишка Ивана Ивановича Т., заключающаяся в том, чтобы герои бубнили какую-то отсебятину с нелепыми интонациями и ошибками, типа «повтори, что ты еще раз сказал!» - тоже символизирует нечто важное. Режиссер сигналит об идущей в реальном времени эссенциалистской гибели русского языка, который не просто активно вульгаризируется, засоряется матом и ненужными заимствованиями — но и чья зона употребления активно схлопывается и стигматизируется, из-за чего подчас двум образованным русскоязычным людям за пределами РФ проще сообщаться на иностранном наречии...

И в каждом фильме своей трилогии, режиссер показывает некий сценарий взаимодействия с окружающей враждебной средой: «борьба», «капитуляция», а в случае «Подбросов» - «внутренняя эмиграция». Каждый из них по-своему оправдан обстоятельствами, а долгосрочный итог принятого решения неясен, но очевидно, что только отречение от зловещего окружения, а еще лучше — активное ему сопротивление, могут принести положительные плоды. Как в сходной ситуации выразился классик: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой».

Tags:

18 comments or Leave a comment


Есть в Речи Посполитой сословие девах старшего школьного возраста, которые тусуются в торговых галереях, присматривают вещички — и потенциальных кавалеров: чтобы по-быстрому с ними перепихнуться в машине (или пососать), и тут же приобрести нужную цацку. Они не умеют и не любят трудиться, «любовь» для них — пустой звук, а людей оценивают исключительно по внешности и «упакованности» - короче, гиблое поколение...

Группа таких телочек обретается в 9 классе варшавской средней школы, они, в принципе, живут в своей атмосфере, посматривая на «зеленых» одноклассников с презрением, но однажды девочке по имени Аля не посчастливилось оказать Милене, заводиле бабской компании, услугу. Милена приближает к себе несчастную, привлекательную — но неимоверно глупую, как и все 15-летние люди, панночку — и всячески моет ей мозг: мол, труд не нужен, любовь — пустой звук, а людей надлежит оценивать по внешности и упакованности. И с той поры Аля пропала для общества, хотя могла бы жить-поживать, да добра наживать: ведь ей нравится приятный одноклассник, который в нее романтично влюблен — но вместо того она предпочла трахаться с плешивыми толстыми мужиками за 50 злотых, или даже почти совсем за просто так...

Я так понял, что польская reżyserka Катажина Росланец украла идею у нашей отечественной Валерии «Гай-Германики», ознакомившись с номинированным в Каннах бессмертным полотном «Все умрут, а я останусь». Впрочем, в российской ленте проституция была, скажем так, ситуативной, а у поляков предстала в качестве целенаправленного, осознанного и злокачественного ремесла. Забавнее всего, что одновременно с «Девчонками» в польский прокат вышел столь же проблемный фильм «Свинки», только там продавали себя мальчики. Есть что-то веселое в том, что поляки столь истошно наяривают тревожную сирену, пытаясь всполошить общественность — и в том, что они делают это с помощью таких неистовых и оголтелых картин.

А еще веселее, что у нас такая тема тоже процветает: в РФ-ской школе есть такие же точно телки, размалеванные как ацтекские жрицы, одетые в микро-юбки и, скажем, здоровающиеся друг с другом восклицанием «Привет, соски!» Но что-то никто пока об этом кино не снимает — вероятно, у нашей нации нервы несколько крепче.

Tags:

14 comments or Leave a comment


Read more...Collapse )

Tags:

46 comments or Leave a comment


А вот был такой примечательный человек — Томас Эдвард Лоуренс, английский шпион, который, якобы, устроил Великое Арабское восстанье в 1916-1918 годах и очень сильно потрепал османов на Ближнем Востоке. Я всегда относился к этой истории с определенным недоверием, но эпический байопик (3 часа 47 минут!) оказался крайне небезынтересным и расставил все точки над «i». Главным образом, оттого, что фильм является копродукцией США и Великой Британии: в итоге, получившийся... «копродукт» неплохо отражает реальные расклады. Британцам дали покрасоваться и похвастаться, но в придачу включили в картину совершенно запредельные моменты, не оставляющие от «подвига» Лоуренса камня на камне - с учетом того, что убедительных доказательств «подвига» не существует, впечатление остается убойное.

В общем, вводная такая: в 1916 году на Ближневосточном театре военных действий положение патовое — англичане укрепили Суэц и их позиции неприступны, а турки окопались на Синае и их позиции тоже неприступны, но в их тылу удалось нащупать слабое звено. Довольно уважаемый арабский принц Файсал, губернатор Мекки, восстал против своих турецких покровителей, но его бедуинское войско недисциплинированно, плохо вооружено и обучено. Англичане отправляют к нему военных советников, но они мало что могут сделать: процесс превращения неорганизованного стада чучмеков в более-менее пристойную армию займет минимум год. И тут в стан Файсала приезжает Лоуренс — очень интересная личность! Это такая развязная штафирка, по недоразумению облаченная в униформу, которая сидит на ней как на корове седло; обращающаяся к начальнику столовой в духе «военный, а как бы мне тут пообедать?», но, типа, очень образованная и упрямая. Удрученные общением с Лоуренсом, штабисты решают выпихнуть его из Каира и отправить к арапчатам, по принципу «возьми, Боже, что нам негоже». И вот там-то наш герой себя и показал, развернулся во весь рост.

Read more...Collapse )

Tags:

14 comments or Leave a comment


Мерзкий степной городишка Орлеан — где-то на пыльной окраине бывшей России... Время здесь будто застыло, причем, местечко позаимствовало от девяностых, нулевых и десятых годов все самое худшее. Население — сплошные гады, погрязшие во грехе: вульгарная тетка, сделавшая с десяток абортов; докторишка, за сладострастными утехами забывший парализованного отца; мент, занимающийся противоправными деяниями и практикующий антисемитизм. К ним является некий «экзекутор», представляющий собой персонализированную совесть: он обязан их мучить. Но нашим героям палец в рот не клади и они в сжатые сроки разделывают демонического посланца под орех — вот только легче от этого не становится.

Русским нужно запретить философствовать. Мы и так сплошные идеалисты и фантазеры, а философствование (читай: безнаказанное балабольство) в отсутствие интеллектуальной дисциплины стимулирует только слабоумие да аутизм. Нужно какое-то вещественное обрамление мыслительной деятельности: в случае кино, к примеру — конкретный исторический сюжет. Так что - насколько хорош был прошлый фильм Прошкина «Орда», настолько же плох этот: просто расползшийся, невнятный и эстетически неприятный псевдо-артхаус.

В общем, на жанр «философской притчи» в русском кинематографе должен быть наложен мораторий. Особенно если она представлена не чистой комедией, драмой или трагедий, а мутной и мусорной бесстилевой мешаниной, в которой гуммозные актеры пытаются перещеголять друг друга в глупости и нелепости. А жаль, начиналось все довольно занятно, но дебильная мистика убила весь интерес на корню.

Tags:

3 comments or Leave a comment


Двое абитуриентов: веселый шут и нервный шизоид, в честь окончания школы поехали за город, напились, отколотили официанта и нанесли материальный ущерб. Теперь по законам Социалистической Республики Румыния им грозит до трех лет тюрьмы. Прокурору приходит в голову идея — устроить следственный эксперимент, реконструировав события, а на основе отснятой пленки — создать назидательный фильм для юношества о том, что пить и драться нехорошо. В сопровождении оператора, милиционера и классного руководителя, преступники возвращаются на место преступления.

Съемки идут с натугой: то герои ерепенятся, то отвлекают посторонние, то мешают еще какие-то непредусмотренные факторы. Кажется, что парни просто не хотят унижаться перед зеваками, не будучи уверенными в своей дальнейшей судьбе. На самом деле, в силу незначительности инцидента, к ним решено не применять карательных санкций, но прокурор до поры скрывает от героев эту отрадную весть: чтобы надежнее их контролировать. Но в одну трогательную минуту, неожиданно для самого себя (и, вероятно, надеясь, что окрыленные парни начнут стараться как следует), объявляет им свою великую милость. Однако именно с этого момента реконструкция забуксует окончательно, события начнут развиваться от плохого к худшему, закончившись настоящей трагедией.

В 1965 году к власти в Румынии пришел Николае Чаушеску, первое время рядившийся в одежды либерального социалиста — и снискавший широкую народную поддержку и симпатии интеллигенции. Опираясь на эти ресурсы, он разгромил своих партийных оппонентов и свел на нет зависимость страны от СССР (выступал против подавления Пражской весны и даже пытался помешать переброске болгарских войск через свою территорию). А в конце 60-х снова стал закручивать гайки и установил режим, уступающий по зловещести, наверное, только ходжаистской Албании. Однако именно в момент распахнутого в 1965-1969 «окна возможностей» и была снята «Реконструкция», трагикомическое размышление о прошлом и будущем тоталитарного режима.

В драматическом плане все это подано достаточно просто: разные персонажи олицетворяют Власть, Народ, Техническую и Гуманитарную интеллигенцию, Силовиков и Обслугу. Власть находится на перепутье — гнусность и бесперспективность старых методов ясна даже ей, но искать что-то новое тяжело, да и либеральный подход не вызывает у подчиненных ни восторга, ни благодарности: не лучше ли в такой ситуации вернуться к надежному и проверенному кнуту (что и сделал в итоге Чаушеску, уверив себя, что демократия румынам не подходит)? А простые люди хотят лишь, чтобы их оставили в покое — не мучили идиотическими «проработками», не снимали о них бы подловатые фильмы, унижающие достоинство: но оставшись наедине с собой, возвращаются к старому-доброму ультранасилию. Найти золотую середину между тотальным контролем и «войной всех против всех» в картине так и не получается (да и в современной Румынии это не то, чтобы удалось).

Заслуживает внимания, что картину демонстрировали в кинотеатрах буквально несколько месяцев, а потом убрали на полку; режиссера же изгнали из страны в следующем году и в Румынию он вернулся лишь после казни Чаушеску. Как всегда, коммунистический режим, требующий от искусства предельного реализма и правдивости, оказался не готов адекватно их воспринять — и, фактически, уничтожил собственную кинематографию, сосредоточившуюся с тех пор на съемках второсортных политических детективов и мегаломанского эпоса о, прости Господи, всяких там «даках» и «готах».

Tags:

7 comments or Leave a comment


А это, вроде, экранизация какого-то знаменитого американского романа о беспризорниках, духовного предтечи «Республики ШКИД» и прочей «макарены». Тут описывается история малолетнего сироты по прозванию Оливер Твист, которого все бьют и мучают — либо, бросаясь в другую крайность, беспричинно целуют в попку и забрасывают золотом. В поведении мальчика тоже особой логики нет, например, он безропотно повинуется коварному убийце от которого, при желании мог бы десять раз слинять, но набрасывается с кулаками на безобидного парнишку, всего лишь назвавшего его мамку шлюхой (жил бы Оливер сейчас и посиживал в российских гейм-чатах, он бы, наверное, на пламени своего бугурта в соседнюю галактику улетел), короче, неадекватный типок. Ну, впрочем, у них в Америке тогда время было нервное: президентство Ван Бюрена, угроза войны с Англией из-за штата Мэн, кровавый конфликт с индейцами-семинолами — так что все эти психозы объяснимы.

Действительно, всякий герой — как будто обдолбанный, угашенный сильными веществами — и либо обожает весь мир, пуская от восторга слюни; либо лопается от ненависти ко вселенной и даже в зеркало плюет со зла. Опять же, при желании этому можно найти объяснение: в XIX веке люди пили зараженную воду пополам с фекалиями, ели экологически грязную пищу, поголовно страдали от паразитов, почти все мучились от хронического переохлаждения и недоедания (или же наоборот, обжирались и жили в чрезмерной неге) — отсюда и бесноватое по нынешним меркам поведение. Потому-то, наверное, и литература была такая востребована — перенасыщенная пафосом, драматизмом и морализаторством.

Но сейчас, на экране все это выглядит фальшиво и гротескно. Герои — явственно ряженые, городишко — декоративный, рожи слишком современные. В сочетании с яростным косплеем «викторианского» безумия это смотрится просто смешно. Так, что, на мой взгляд, картина — явная неудача Поланского; впрочем, по такой литоснове вряд ли вообще можно снять хороший фильм.

К тому же, кино политически некорректно. Протагонист активно конфликтует с негром и евреем, то есть, это такой протофашист, типа Хью Лонга или батюшки Коглина. К тому же на экране забивают проститутку, что является наглядным выражением гнилого цисгендерного превосходства с целью угнетения. То бишь, картину необходимо запретить и преследовать по суду каждого, кто осмелился ее посмотреть.

Tags:

9 comments or Leave a comment


Простой русский механик Семен Лямкин уволен с завода по сокращению штатов, но его золотые руки привлекают таинственного бизнесмена, предлагающего денежную работу. Работа оказывается уголовно наказуемой — и Семен садится на плотную измену, опасаясь, что за ним сейчас придут менты. Надо где-то переждать, лучше всего — за границей, но единственное место, где можно провести несколько месяцев бесплатно и безопасно — это тюрьма. Увидев по телевизору как вольготно живется в европейских тюрьмах, Семен выезжает в страну победившего социализма — Голландское Народное Королевство с целью нарушить правопорядок и угодить за решетку.

Но в Голландии преступить закон оказывается не так уж просто: добрейшие и учтивейшие стражи порядка занимаются попустительством и чуть ли не подставляют другую щеку. Тогда Лямкину приходится предпринять кощунственное деяние — изуродовать портрет королевы, после чего мечта, наконец, сбывается. В тюрьме оказывается хорошо.

Интересный образчик кинематографа 90-х годов, на первый взгляд — очень простецкий; на второй — не совсем. Игра актеров совсем пофигистичная, особенно сильно манкирует Ильин, даже не пытающийся предпринять самое небольшое драматическое усилие. Музыкальное сопровождение дурное даже по меркам эпохи. При этом половина фильма снималась в натуральных Нидерландах с привлечением тамошних артистов (которые, впрочем, принципиально не говорят по-голландски). А всякие трюки, особенно автомобильные ныне поражают воображение и заставляют бешено гадать: как и для чего в разгар нищего десятилетия, снимая проходную кинокомедию — достали такое финансирование и привлекли таких классных каскадеров?! В чем глубинный смысл этого действа? Я не смог найти разгадку...

Есть тут, впрочем, негативный момент: «Хочу в тюрьму», видимо, чуть ли не первый представитель жанра «наши люди за границей», а я очень не люблю сюжеты в духе «к квёлым европейцам приезжает обаятельный дикарь и расшевеливает их» (без разницы, идет ли речь о провансальцах в Нормандии или об итальянцах в Норвегии, или о русских в Голландии). Тут это очень выпукло подано и выглядит весьма outdated — может, в 90-х, когда 80% народа не выезжало дальше Ивангорода такое и было забавно смотреть, но сегодня, когда словосочетание «руссо туристо» приобрело новый зловещий смысл, от похождений Лямкина подчас немного подташнивает.

С другой стороны, питерские реалии тех времен показаны довольно занятно. Вот знаменитый стрип-клуб «Голден Доллз», около которого в эту славную эпоху реально снимались шлюхи. Или ночные ларьки, где в 0400 можно было не только легально накатить, но и съесть горячий бутерброд. А также широко обсуждавшаяся тогда идея, что США, в связи с повышенным спросом, напечатает партию долларов на русском языке — это все настраивает на восторженно-ностальгический лад и побуждает простить этой картине многие существенные недостатки.

Tags:

7 comments or Leave a comment