?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
Чёрный хлеб и белая раса
-Русский обыватель, интересующийся массовой культурой: кино, научно-популярными книжками, общедоступными мероприятиями. Это и составляет основное содержание моего ЖЖ.
-Если мы не знакомы в личной жизни, ко мне лучше обращаться на "Вы".
-По образованию я историк, по профессии - преподаватель, немного переводчик и иногда публицист.
-Сфера моих интересов в области истории: XIX и XX века практически полностью, история государства и наций, история отдельных регионов, таких как Балканы, Восточная Европа, Турция и Латинская Америка. 
-В политической сфере (без фанатизма) выступаю за демократию, социализм и русский гражданский национализм.
-В интернете анонимен, занимаюсь развлекательной деятельностью, не несу ответственности за написанное.

Френд-политика.

Я предлагаю дружить в ЖЖ тем, кто мне интересен, кто меня читает, оставляет комментарии, с кем у меня общие или схожие взгляды. Соответственно, не добавляю:
1.Топодрочеров.
2.Пустые журналы.
3.Журналы с перепостами. 
4.Тематические журналы, далекие от моих интересов.
5.Чрезмерно политически озабоченных индивидов. Ватников и вышиватников (в широком смысле) не приемлю одинаково. 
6.Всякого рода нехороший сброд: поборников толерантности, феминисток, сталинцев, русофобов, фундаменталистов, спортивных болельщиков, троллей и так далее... 

А всех остальных — добавляю, правда надо отписаться в комментариях к этому посту.
43 comments or Leave a comment


Есть такая хорошая книга «Похождения бравого солдата Швейка», одна из моих любимых (хотя, возможно, это и свидетельствует о низменности моих литературных вкусов). Пропитанное многогранным юмором, это поучительное и увлекательное произведение в России стало не менее популярным, чем в Чехословакии, и не в последней степени благодаря исключительно качественному переводу Петра Григорьевича Богатырева. Работа была проделана настолько кропотливая и монументальная, что с 20-х годов, несмотря на множество переизданий книги, никто не решился взяться за новый перевод «Швейка» (хотя параллельно многочисленные литературные паразиты пытались выщелкнуться, перетолмачивая по-своему классические тексты Милна, Линдгрен, Сенкевича и многих других). Вероятно оттого, что Богатырев жил в Чехословакии 15 лет, а, допустим, Лунгина толком никогда не бывала за рубежом.

Но все же, несмотря на обильные комментарии переводчика, многие моменты в книге оставались довольно неясными (а изредка и сами комментарии ошибочны). К примеру, порядок денежных величин и вообще стоимость австрийских денег — все эти кроны, геллеры, крейцеры, гульдены, форинты и прочие карбованцы в конце концов просто запутывают читателя, не знающего что и сколько стоит и уже игнорирующего все многочисленные элементы негоции в книге. То же самое с воинскими званиями и должностями Императорской и королевской армии, не говоря уже о полицейских и гражданских чинах, чрезвычайно часто поминаемых на страницах, но в целом, ни о чем не говорящих русскоязычной публике. В «Швейке» так же много фольклора, злободневных фактов и личных выпадов писателя, но Богатырев не смог или не захотел обратить на это внимание в своем переводе.

Некто Сергей Солоух (кто это? в общем, никто: тусовочный беллетрист, вроде, страсть какой талантливый) решил дополнить работу Досточтимого Мастера. Как там было у Достоевского? «Покажите вы русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до тех пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленною» - до того, как я прочитал этот сборник комментариев, у меня было именно такое, насмешливое представление о его сущности.

Read more...Collapse )

Tags:

54 comments or Leave a comment


Сережа Лавров и Клава Климкова дружат с младшей группы детского сада, хотя ничего общего между ними почти нет. Его родители — суматошные романтики, держащие, однако, ребенка на невидимом коротком поводке, Клаву же воспитывает интересная мать-одиночка в активном поиске, лицо вольной профессии, не дающая девочке ничего, кроме любви, понимания и красивой одежды. Проходит полтора десятка лет и дети становятся подростками: невротичным снобом-интеллигентом — и циничной красоткой, ретро-гламурной кисой, очень самостоятельной. Стандартный «фильм о счастливом советском детстве» в этот момент мутирует в очень интересную, неожиданно честную и суровую советскую драму.

Read more...Collapse )

Tags:

16 comments or Leave a comment


Эстония вышла из Советского Союза и выросла в независимое государство с настоящей эстонской валютой и нерушимыми границами. Эстонцы стали жить лучше. Государство возвращает дома прежним хозяевам и всеми силами вытесняет из страны нежелательных инородцев, а эстонская сметана Hapukoor по-прежнему ах как хороша! Каждый день через Финский залив мчится паром в братские Хельсинки, а визу в Петербурге не так-то просто получить. Словом, признаки европейского стандарта налицо в Eestimaad!

Но не все так хорошо, как хотелось бы эстонцам. Таллинн из тихого и мирного городка незаметно превратился в столицу восточноевропейской преступности. Каждый день под сенью «старого Тоомаса» непременно кого-нибудь приканчивают, в Кадриогском парке людей рубят на ломти тесаками, сбрасывают с «Длинного Германа» на пики точеные и душат удавкой подле «Толстой Маргариты». Я уже молчу о том, что творится на улице Виру...

Короче, этим вечером в Старом Городе близ улицы Пикк-Ялг ни за что застрелили мужчину. Свидетелями стали его молодая любовница, живущий возле Балтийского вокзала юный транспортный фанат и расстроенная жена самого комиссара криминальной полиции Таллинна! Они же запечатлели в памяти парочку спешно удаляющихся с места преступления подозрительных гоблинов, которые, сразу видно — гнусные русские tiblat из вонючих термитников Ласнамяэ.

Комиссар любезно приглашает очевидцев к себе домой и вскоре мы с недоумением выясняем, что этот приятный молодой эстонец каким-то образом повязан с русскими уголовниками и чуть ли не заправляет организованной преступностью во всем Vana Tallinn! Более того, над головами свидетелей нависает прямая и явная угроза, а шанс пережить эту ночь с каждым часом становится все более расплывчатым.

Замечательный комедийный триллер, очевидно, служащий целям промоции Eesti Vabariik среди государств Европейского Союза, дабы показать: эстонцы умеют не только коптить салаку и варить пиво со звучным названием «Saku», но и еще многое другое, в частности, снимать оригинальное и впечатляющее кино. Эстонцы в этом фильме предстают замечательной нациею, в коей статные мужчины все еще заправляют футболки в джинсы, в коей каждая женщина прекрасна как утренняя звезда, а в целом, вся нация невероятно культурна (например, любой таллиннец является оголтелым ценителем оперы, и, скажем, с легкостью исполнит вам «Песенку герцога» из «Риголетто»). Отсутствие внятного сюжета, актерской игры и финала же с легкостью компенсируются присутствием Кармен Касс, эстонской топ-модели, чей личный бюджет, кажется, уже давно превысил ВВП всей республики...

Но только мешают еще нормальной жизни недобитые славянские оккупанты, глупые европейские правозащитники зачем-то суются во внутренние дела суверенной державы, и даже финские братья занимаются лишь водка-туризмом и ведут себя как poro какие-то. Однако таков тяжкий крест Эстонии, страны-страдальца, чей талантливый народ привык мучиться и превозмогать, в душе хохоча над тиранами — и в конечном счете одерживать над ними моральную победу. Вились над непокорными берегами Таллиннского залива флаги Кальмарской Унии, Шведского королевства, Русского царства, III Германской Империи и Советской Республики, но были спущены с позором, а эстонцы никуда не делись и не денутся, и уж скоро близится счастливый миг, когда сине-золотую тряпку Евросоюза тоже отправят в утиль, и вспрянет ото сна Великая Эстония, и взойдет над ней звезда пленительного счастья!..

Tags:

6 comments or Leave a comment


Некая реинкарнация старого английского бибисишного сериала «Yes Minister», но с существенными отличиями — в соответствии с новой повесткой дня и изменившимися политическими раскладами. В том шоу некомпетентный выходец из народа получал второстепенный министерский портфель в кабинете, а его постоянный заместитель более-менее успешно гасил реформаторский зуд ретивого начальника — с помощью саботажа, организации утечек и угроз компроматом. Но постепенно министр уяснял для себя правила подковерных игр и изредка переходил в контрнаступление, ставя зама в неудобное положение и вымогая уступки. В целом, революционный дух сталкивался с реакционным — и они взаимно сокращались, позволяя Британии двигаться в будущее очень осторожными шажками.

Здесь не то. Министр, политический назначенец — это никто. И его заместитель из профессиональных гражданских служащих — тоже никто. Задача первого — отсвечивать на камеры и получать пинки, задача второго вести канцелярию — и тоже получать пинки. Теперь «место силы» - это правительственная пресс-служба, которой заведует Малькольм Такер, великий и ужасный директор по связям с общественностью.

Это демонически выглядящий шотландец средних лет, в чахлом теле которого живет такой яростный бойцовский дух, что Уильям Уоллес извини-подвинься; Такер пользуется любым поводом, чтобы наорать на кого угодно, обложить девятиэтажным матом, вытереть о человека ноги - желательно публично. Достаточно мельчайшего пустяка, чтобы главный пресс-атташе страны прицепился и закатил лютую истерику, от которой не спрячешься, поскольку персонаж обладает свойством перемещаться со сверхъестественной скоростью и заходить с самой неожиданной стороны. В общем-то, Такер — не просто современный британский Геббельс, но и неформальный дублёр премьер-министра, и политический босс Лейбористской партии - и потому всемогущ, ведь все информационные потоки стекаются к нему. А уж он как никто умеет раздуть из мухи слона или представить черное белым.

В самом начале Такер увольняет министра социального развития за то, что его постоянно полощут в газетах. И ставит на это неважное место совсем уж апатичного дяденьку, который отдал бы все на свете, чтобы его оставили в покое, но чёртова политика вынуждает крутиться как белка в колесе. В одном темпе с ним крутятся подчиненные клевреты — толстая пиарщица Терри и два политических советника: старший, Глен — пожилой, и, в общем-то никчемный мужик; и младший, Олли — 30-летний инфантильный умник, фонтанирующий бессмысленными идеями. Их служение обществу состоит в основном из колебания вместе с линией партии и тщетных попыток отмазаться от выволочек Такера. И это ОЧЕНЬ однообразно.

Я вообще люблю кино про политические интриги, с удовольствием смотрел «Смерть Сталина» Ианнуччи, не без интереса ознакомился с его же «В петле», но ранний проект оказался невыносимо скучным. В каждой серии первых двух сезонов все идет по накатанной колее: сотрудники министерства косячат, является Такер и орет на них, или же он сам косячит — и орет на сотрудников, приказывая им расхлебывать последствия. Драматургии — ноль: персонажи изначально шаблонны и никак не развиваются. Литературы — ноль: диалоги стереотипны, впрочем, кто-то из поклонников восхищался «виртуозной английской матерщиной», но я, пожалуй, не буду так делать (что там виртуозного в механическом повторении слов «pricks» и «bollocks» - непонятно). Познавательной информации — ноль, нарратива - ноль, интриги — ноль, динамики — ноль, ну и т.п., и т.д. Так что ограничился двумя сезонами, и то: буквально заставлял себя досматривать, хотя это всего шесть коротеньких серий по полчаса.

Съемка таких сериалов, как мне кажется — своеобразный паллиатив для общества, которому приятно узнать, что «слуги народа», на самом деле — такие же полунищие опущенные придурки, как и большинство представителей «ширнармасс». Если бы путинские пропагандисты были бы хоть чуточку умнее, они снимали бы не про то, как депутаты и министры в три горла жрут черную икру и в шесть носопырок нюхают кокс, а про вечный страх, униженность и неопределенность, ни на мгновение не оставляющие крупных чиновников. Тогда бы Русскую Национальную Революцию наверняка удалось бы оттянуть на пару лет...

Tags: ,

6 comments or Leave a comment


Думаю, что не все фанаты творчества Балабанова готовы посмотреть это кино, а большинство из них даже и не в курсе, что автор «зубодробительного «Брата-2» и «уморительных «Жмурок» снимал вот такой дьявольский арт-хаус, где усердно и умело попрал почти все моральные и визуальные табу, по странной случайности еще сохранившиеся в постсоветском обществе.

Антураж картины — лубочная Российская империя, как бы негатив картинки сознания так называемых «булкохрустов» (или как там совки называют наивных фанатов России, которую мы потеряли), населенной сплошными негодяями, уголовниками, извращенцами — и их уныло-покорными субмиссивными жертвами. Уродами, в которых осталось что-то людское — и людьми, непоправимо уродливыми в физическом или душевном плане. На крайних полюсах уродского и человеческого, стоят, разумеется, босяк Виктор Иванович — и лучезарный доктор Стасов, в некоторой степени отсылающие зрителя к «Собачьему сердцу» Бортко (как бы «оперившийся», обзаведшийся мандатом Шариков обошелся с Преображенским). Ровно посередине этой координатной прямой находится некто Иоган. Таинственный, «никакой» иноземец, воцарившийся в громадной квартире после убийства ее законного владельца. Безжалостный убийца — и одновременно импотент. Но в первую очередь — приверженец BDSM-эстетики, которая являет собой истинную суть коммунистической идеологии.

Известно, что во всех странах (даже в самых отсталых и тиранических), в которых к власти приходили коммунисты, эксплуатация очень быстро усиливалась в разы, уровень жизни радикально падал, а бенефициаром революции оказывалось в первую очередь растущее как на дрожжах номенклатурное племя вырождающихся дармоедов. Этот сценарий как по нотам реализуется после уничтожения инженера Радлова и доктора Стасова (русские чиновники и ученые). Дочь Радлова, жена и дети Стасова (народ), до того жившие как у Христа за пазухой, становятся объектами жесточайших измывательств и бессовестного угнетения. Квартиру наводняют какие-то сомнительные личности, ранее находившиеся на птичьих правах, а ныне ставящие себя выше законных хозяев. А в роли сознательных коллаборационистов выступает разночинная творческая интеллигенция (талантливый фотокинооператор Путилов), всею душой ненавидящая полоумного тирана, но вынужденная ему служить — буквально за еду. Путилов в итоге осмеливается на тихий бунт: отправляет в брак сотни метров отснятой порнографии и бежит, казалось бы, в никуда — а на самом деле во всемирное бессмертие (не исключен намек на Эйзенштейна). Диктатор же вскоре коллапсирует в луже собственных экскрементов, его костолом-подручный почти сразу получает пулю, а широкие народные массы обретают долгожданную свободу... Лишь для того, чтобы вскоре вернуться к прежним унижениям, но уже на добровольной и как бы осознанной основе. Думаю, именно на это вот всё намекал коммунистический аристократ, поручик СА и просто великий русский режиссер Алексей Октябринович Балабанов.

На мой взгляд, это откровенно несерьезное кино, равнодушно высмеивающее не только историю отечественного кинематографа как такового, но и всю массовую культуру от Достоевского до Ларри Флинта (впрочем, и тот, и другой — как и Балабанов — были такими же адептами циничного ледяного юмора в английском стиле). Создается впечатление, что во время съемок режиссер безостановочно прыскал в кулачок и постоянно улыбался своей фирменной недоброй ухмылкой. Но все же фильм запоминается как по-настоящему продуманная, искренняя и цельная работа Алексея Октябриновича — наверное, последнее его самобытное творение. Некоторые фильмы, снятые им позже («Брат II», «Жмурки») я смотрел не без увлеченности, другие («Груз-200», «Я тоже хочу») - с пренебрежением, но и в том и другом случае было ясно: налицо эксплуатация и самоповтор. Видимо, вне контекста эпохи «бесславных 90-х» Балабанов уже не мог нормально творить.

Tags:

16 comments or Leave a comment


Господин Лазареску — одинокий старик, горький пьяница, никогда не был вполне здоровым человеком, но в этот день у него начались особенно сильные боли, причем одновременно в голове и животе. Ни водка, ни анальгетики уже не помогают, и герой при помощи соседей вызывает скорую помощь. Когда, через несколько часов, карета все же подъедет, несчастный дед будет стоять одной ногой на том свете, и медицинские работники всех рангов и специальностей сделают все, чтобы помочь ему... подтянуть и другую ногу.

Жанр фильма заявлен как трагикомедия, но ничего комичного я в процессе просмотра не углядел — может быть, только легкая постмодернистская насмешка над зрителем в форме супермногочисленных культурных иллюзий, которыми без особого смысла напичкан сценарий. В действительности же это — по-настоящему трагичное, тяжелое зрелище, но, парадокс: гиперреалистическая картина длится два с половиной часа, но пролетают они незаметно. Думаю, достигается это с помощью невероятной работы оператора, создающего мощнейший эффект присутствия — но не отождествления (это было бы слишком невыносимо).

Как мне показалось, основное назначение фильма — пропаганда румынской системы здравоохранения. Если все, показанное на экране правда, то нам до такого еще долго расти. Одинокого асоциального деда с мутным диагнозом оприходовали всего за 6 часов! Причем, могли бы госпитализировать и гораздо быстрее, кабы не поставившая город на уши грандиозная авария с десятками покалеченных. Врачи сделали целую кучу разных исследований без очереди, причем вели себя максимально учтиво, если принимать в расчет проблемный статус пациента. Особую деликатность проявляла неотступно сопровождающая героя пожилая фельдшерица — такой уровень сервиса в РФ, может, только на платной скорой помощи бывает, и то вряд ли. Ну и почти все доктора внешне симпатичны или, как минимум, импозантны, что тоже вряд ли случайно.

Типажи ухвачены настолько метко, что можно подумать, были задействованы реальные медработники и обыватели. Усталые, обидчивые и заносчивые врачи все же делают свою работу честно и эффективно, несмотря на радикальную перегруженность, проблемы в личной жизни и скудное жалованье. Отлично показали и соседей господина Лазареску — словно рентгеном просветили: это просто апофеоз мещанства, вполне милые и дружелюбные люди до тех пор, пока им не нужно особо утруждаться ради поддержания отношений; но когда наступает переломный момент, то все маски срываются, проступает открытое безразличие, а то и злоба.

И все же до самого конца главным героем остается сам старик Лазареску — нелепый и жалкий, добрый и беззащитный, отчаянно не желающий понимать, что медицина в его случае бессильна. Образ которого и после финальных титров будет напоминать, что для человека, лишившегося благосостояния, места в обществе, здоровья, достоинства — смерть является, пожалуй, самым приемлемым выходом из положения.

Tags:

3 comments or Leave a comment


В представлении обычного человека, Юлия Латынина — это злобная женщина «из бомонда», с карикатурно либеральными и изрядно русофобскими взглядами. В представлении потребителя отечественного худла — это «стрелка осциллографа», посредственная литераторша, сочиняющая про могучих кавказоидов — благородных русланов, бесланов и прочих сосланов, которые гнусных русских одним махом семерых побивахом. И это все правда.

Но это лишь одна сторона медали. Кроме всего прочего, Латынина — еще и профессиональная журналистка, очень внимательная, цепкая и довольно смелая. А до того, как сочинять про сосланов, она была самобытной и мощной писательницей, на фоне которой литературное и окололитературное бабье (Семенова, Мартынчик, Хаецкая etc) выглядит — да и является — сущей дрянью из под ногтей. Да и вообще, «Вейский цикл» - наверное, лучшее, что было написано в советской фантастике рубежа XX-XXI века (сомнительный комплимент, конечно - ну уж как есть).

Read more...Collapse )

Tags:

62 comments or Leave a comment


Есть такая психическая болезнь — деперсонализация. Это как депрессия, только еще хуже: больной просто не осознает себя реальным, испытывает дьявольское отчуждение от окружающего мира, утрачивает чувства, эмоции, а вскоре и желание жить. Что-то вроде шизофрении, но с сохранением интеллекта, самокритики и какой-то части контроля над собой – отчего всё переносится еще мучительнее.

Тут Хадсон, живущий в небольшом калифорнийском городке, мужик 35+, и без того тревожный и безрадостный решает дунуть легализованной марихуаны дабы развеять вечную хандру. И деперсонализация манифестирует. Первые дни похожи на ад, но, по крайней мере, есть надежда, что пройдет само. Не проходит — и герой вынужден принять решение обратиться к врачу, тяжкое для каждого мужика 35+. С этого момента фильм превращается в откровенный киноучебник для людей с расстройством личности.

О том, как проходит общение с психотерапевтами, принадлежащими к различным школам. О том, как влияют на организм препараты из соответствующих лекарственных групп. О том, как, скорее всего, будут заканчиваться любые попытки наладить контакт с «нормальными» людьми. И что произойдет, если в тесном общении со специалистом-психологом перейти черту, отделяющую служебное от личного.

По-моему, очень дельный фильм — хотя и чрезвычайно «нишевый», который зайдет только людям, не понаслышке знакомым с понятием «клиника неврозов» - или наделенным исключительно развитой эмпатией. Мэтью Пэрри воплотил крайне реалистичный образ человека с психическим расстройством: был подобающе уныл, пассивен; выражал должную меру отчаяния и реактивности. Видно, что человек что-то подобное в своей жизни переживал. И вполне отчетливо сказано, что никаким «плановым лечением» душевную болезнь не исцелить, хоть выкинь тысячи долларов на волшебных докторов-курпатовых и скупи всю аптеку. Просто однажды ты внезапно вдыхаешь полной грудью - и понимаешь, что чувствуешь себя относительно неплохо, и депрессия уже занимает меньше места в твоей жизни. Или, наоборот, осознаешь, что дальше уже не можешь — и выходишь в окно. Есть варианты, в общем.

Но это как бы мотивирующее кино, поэтому здесь идет довольно обнадеживающая подача. У героя есть непыльная работенка, коллега готов прикрыть спину, на счете водятся деньги. В него влюбляются привлекательные женщины, его никто не «стигматизирует» в связи с его болезнью... Короче, это Америка, счастливая страна, в которой даже самые дисфоричные люди, в целом, счастливы. Когда я смотрел фильм, то мысленно переигрывал каждую сцену в современном российском антураже — в итоге, в голове сложился сценарий фильма «Особенности национальной психотерапии», который можно показывать всем нерешительным суицидентам: для того, чтобы желание свести счеты с жизнью стало окончательным и неотвратимым.

Tags:

4 comments or Leave a comment


Где-то полгода мне потребовалось, чтобы духовно восстановиться после «Маленькой Веры» и набраться сил посмотреть картину, неразрывно и незримо с ней связанную. Ведь говорим «Маленькая Вера» - подразумеваем «Интердевочку», примерно как путаем «Вечное сияние чистого разума» с «Реквиемом по мечте»... Тоже ж фильм про невыносимость позднесоветской жизни, про разнузданный «сиэкс», про мезальянс и аутбридинг, с непременным наличием на экране нескольких голимых полунагих телок.

Только тут действие происходит не в Мелитополе, а в Санкт-Петербурге. В гостинице «Прибалтийской», близ которой прошла почти вся моя студенческая жизнь. Так что сие произведение я с самого начала смотрел не только как зритель, но и как авторитетный и строгий эксперт. И надо сказать, что моя «вера в предлагаемые обстоятельства» с самого начала оказалась поколебленной: вышибленная из отеля героиня вскоре оказывается на Университетской набережной — но там расстояние не меньше 5 километров, и после бурной ночи, да еще на шпильках, такие прогулки — удовольствие среднее. То есть, москвич Тодоровский, как и, например, Данелия в «Осеннем марафоне» просто не знали питерской фактуры, и, зачем-то использовали в работе халтурные методы; хотя чего проще — снимали бы у себя в Москве.

Read more...Collapse )

Tags:

24 comments or Leave a comment