Немного обо мне.

-Русский обыватель, интересующийся массовой культурой: кино, научно-популярными книжками, общедоступными мероприятиями. Это и составляет основное содержание моего ЖЖ.
-Если мы не знакомы в личной жизни, ко мне лучше обращаться на "Вы".
-По образованию я историк, по профессии - преподаватель, немного переводчик и иногда публицист.
-Сфера моих интересов в области истории: XIX и XX века практически полностью, история государства и наций, история отдельных регионов, таких как Балканы, Восточная Европа, Турция и Латинская Америка. 
-В политической сфере (без фанатизма) выступаю за демократию, социализм и русский гражданский национализм.
-В интернете анонимен, занимаюсь развлекательной деятельностью, не несу ответственности за написанное.

Френд-политика.

Я предлагаю дружить в ЖЖ тем, кто мне интересен, кто меня читает, оставляет комментарии, с кем у меня общие или схожие взгляды. Соответственно, не добавляю:
1.Топодрочеров.
2.Пустые журналы.
3.Журналы с перепостами. 
4.Тематические журналы, далекие от моих интересов.
5.Чрезмерно политически озабоченных индивидов. Ватников и вышиватников (в широком смысле) не приемлю одинаково. 
6.Всякого рода нехороший сброд: поборников толерантности, феминисток, сталинцев, русофобов, фундаменталистов, спортивных болельщиков, троллей и так далее... 

А всех остальных — добавляю, правда надо отписаться в комментариях к этому посту.

Успех / Uspjeh, 2019, сезон 1



Я вот тут посмотрел хорватский сериал... Звучит смешно, понимаю. Но, Хорватия, во-первых, имеет опыт производства многосерийных фильмов как минимум с 2004 года, когда был снят эпик о тяготах мировой войны «Долгая мрачная ночь»; во-вторых, этот опыт с течением времени накапливается, оборачиваясь высоким качеством шоу, чему порукой, например, ностальгический сериал «Черно-белый мир» об Югославии 80-х, с восторгом воспринимаемый народом на протяжении уже трех сезонов. А в-третьих, обозреваемый фильм снял один из самых успешных и титулованных «западнобалканских» (как ныне деликатно стараются называть экс-СФРЮ) режиссеров, босниец Данис Танович. Возможно, стоит также присовокупить «в-четвертых»: это первый хорватский сериал, сделанный в сотрудничестве со знаменитым сервисом HBO, который, как известно, старается держать марку.

Итак, Загреб наших дней: атомизированное общество, в котором каждый за себя и даже родственные узы редко выдерживают испытание на прочность. В принципе, в стране творится настоящая аномия — государства не существует, точнее оно представляет собой закрытую бизнес-корпорацию, живущую по принципу «приватизируйте прибыли, национализируйте убытки», и отдавшую большую часть неперспективной экономики на откуп дельцам и ловчилам (которых некоторые безумцы даже осмеливаются называть уголовниками и мафиози) поменьше, абсолютно не вмешиваясь в их проблемные отношения с выжимаемым досуха населением.

Collapse )

Горячая жевательная резинка: Мороженое на палочке / Eskimo Limon, 1978



Дело было в Израильской республике 60 лет назад. Три товарища-еврея, Беня, Ицик и Абрам (или же Хаим, Додик и Мойшка – какая, в сущности разница?) учились в старшем классе, слушали новомодный rock'n'roll, кушали мороженое, развлекались и хотели девочек. Главным героем является типичный семит, умный и дохлый, при том — страсть какой правильный и романтичный, ему только скрипочки не хватает (впрочем, скрип очка ближе к финалу все же прозвучит). Есть в этой команде и изгой-толстяк, основное достоинство которого — в его богатстве, за его счет обычно происходят все пирушки, в ходе которых друзья, как правило, начинают над ним издеваться и только что окурки об него не тушат. Наконец, третий паренек — локальный Дон Гуан, высокий и мускулистый красавец, у которого нет проблем с женским полом.

И тут в Израиль репатриировалась новая красивая девочка с сиськами и губками, и на нее тут же положил глаз наш Ботан, но девочка предсказуемо влюбилась в Красавчика, который и снял с нее пыльцу невинности. Но сделал это, как и все 16-летние отроки, грубо и неаккуратно, последствием чего стал залёт. А Израиль же это, насколько я знаю, дико религиозная страна, в которой за внебрачную беременность просто побивают камнями. Так что Ботан вынужден прийти на помощь своей любимице, причем без задней мысли, без желания как-то окупить свои затраты.

До чего же я люблю евреев, кто бы знал. Возможно, это лучший народ на свете: добрый, дружный, творческий, работящий и честный. Даже их недостатки, в конечном счете — следствие их достоинств: они настолько открыты миру, что норовят полностью слиться с ним, мимикрировав. В итоге какой-нибудь симпатичный Яков Давидович Драбкин плавно превращается в унылейшего Сергея Ивановича Гусева, и это жуть как бесит. Единственная страна, где евреи абсолютно свободны от предрассудков, где они могут не косить под русских, немцев, поляков, впитывая чуждые ценности — это Земля Обетованная, Израиль. Причем Израиль 60-х годов, судя по прочитанным мной рассказам Марека Хласко, представлял собой чудеснейшую страну, жемчужину Ближнего Востока. И там-то эта нация выглядит прекрасно как никогда!

Герои, еврейские подростки — крайне милы и естественны, вроде бы это еще одна черта, отличающая израильских евреев от всех прочих: небывалая искренность. Оказавшись в окружении Своих, люди просто отбрасывают в сторону ненужный инструментарий хитростей, которые так раздражают некоторых инородцев, и становится понятным: насколько евреи наивный, чистый и доверчивый народ. Вроде, в 90-е годы в США сняли подобную серию «Американский пирог», где юные заокеанские евреи также алкали лишиться невинности, но сколько ж там животных интенций, тошнотворного юмора и липкой похоти.

Здесь как-то не так. Обращает на себя внимание прежде всего редкая жизненность данного произведения. Скажем, скинувшись карманными деньгами, герою снимают проститутку, и, конечно, цепляют мандавошек, после чего долго юлят в аптеке, не решаясь открыться провизору. Но эта, в принципе, не самая аппетитная тема подана с большим сочувствием и доброжелательностью, так что впечатления какого-то кринжа не возникает. Даже печальный финал я не могу трактовать однозначно как unhappy end, скорее наоборот: герой в 16 лет получил урок, прививку от глупости и самонадеянности — которую многие бережно таскают с собой до седых волос — а это дорогого стоит.

Вроде, на волне успеха фильма, израильтяне наснимали еще штук 10 продолжений, но их я смотреть, конечно, не буду, но надо отметить, что колумбами они не стали. Еще в 1977 году в Югославии было снято два культовых фильма о подростковой влюбленности: «Пришло время любить» и «Личная жизнь Будимира Трайковича», и я склонен сделать вывод, что еврейский режиссер Боаз (Яхин) Давидсон, замышляя своё кино, вдохновлялся именно этими шедеврами...

P.S. Наиболее курьезным моментом при просмотре, стал дефолтный немецкий дубляж: вроде, фильм является израильско-ФРГшным сопроизводством, но мастер-лента на еврите куда-то подевалась, поэтому поначалу очень веселит, что еврейские раздолбаи выражают свои дикие эмоции на чинном языке Шиллера и Гёте, с идеальным ганноверским произношением!

Фаворитка / The Favourite, 2018



Я посмотрел очень интересный исторический фильм, основанный на реальных событиях и подлинных источниках. Дело происходит ровно 311 лет назад, примерно в то же время, когда Петр Великий эпохально драл шведов и строил Питербурх — но совсем в другом месте, на обочине цивилизованного мира: в Англии, ведущей мелкую и неинтересную войну «за испанское наследство» со столь же малозначащей Францией. Королевством правит Анна Стюарт, толстая и глупая женщина, похожая на контролершу пригородной электрички — не разбазарить империю ей помогает фаворитка, Сара Мальборо, утонченно-злобная 48-летняя мадам, тщательно лоббирующая интересы своего мужа-Черчилля и его лучшего кореша, премьер-министра-инкумбента.

В этот замес попадает бывшая леди, а ныне совершенно деклассированная и опозоренная пожилая девушка Эбигейл Хилл («Абигаль Гиль», как написали бы в XVIII веке), которой Сара Мальборо, даром что находится с нею в отдаленном родстве, поначалу велит убираться на кухню и драить там щелоком полы. Но вскоре наблюдательная Эбигейл просекает, что Regina Angliae страдает от какого-то варикоза, который на раз-два лечится подорожником. Уврачевав владычицу морей, героиня резко подымается в чинах и становится личной служкой и наперсницей Сары Мальборо. Но даже умная герцогиня не догадывается, что бесчестная и белесая Эбигайл уже точит нож, дабы вонзить ей в спину; чтобы самой занять место фаворитки и давить каблуками всех вокруг. Учитывая, что Мальборо — женщина черствая и суровая, держащая слабовольную королевку на коротком поводке, нетрудно догадаться, что претендентка станет добиваться своего при помощи душевности и попустительства, а также лицемерного бескорыстия — и, конечно же, добьется!

Collapse )

Мне не больно, 2006



Режиссер Алексей Октябринович Балабанов, как мне кажется, кончился сразу после «Войны». В «Войне» еще был какой-то драйв (хоть и несравнимый с «Братом») и вызов (хоть и несравнимый с «Уродами и людьми»), а потом он стал снимать какую-то дикую ерунду, бессмысленный кал — или просто никчемные картины, типа вот этой вот. «Мне не больно» - даже не плохое кино, оно действительно н и к а к о е, не вызывающее интереса и эмоций, а лишь заставляющее задуматься — для чего же его сделали?

Здесь в центре удивительно штампованная история о том, как «27-летняя» (то есть, 38-летняя) полупроститутка Рената Литвинова на ровном месте принялась крутить роман с ботаником Александром Яценко, которому, к счастью, убрали идиотские кудри (я искренне считаю, что кучерявый мужчина — это как бодипозитив: его не должно быть), и в их «счастливое» лепетанье изредка вмешиваются совершенно ненужные персонажи, в среде которых выделяется лишь «морпех» Дюжев — и лишь для того, чтобы как-то увязать основной сюжет со столь же излишней сценой, посвященной празднованию дня морской пехоты на Андреевском рынке.

И, конечно, во всем сквозит обреченность такая, что если бы все легли и умерли в самом начале — и то было бы легче. В принципе, есть единственное разумное объяснение происходящему на экране. «Мне не больно» - это радикальная деконструкция и тотальная инверсия «Брата» - фильма, принесшего режиссеру славу и всенародную любовь, и, в силу того, наверняка, раздражающего его до крайности. Герой — не молодой парень, страстно желающий прийти к успеху и буквально распираемый изнутри élan vital — но пожухлая девка, обуянная искренней волей к смерти. Кстати — это, вроде как первый образ женщины в балабановском творчестве, которая обладает хоть какой-то... правосубъектностью, особенно на фоне героинь прочих фильмов, которых брутальные мужики пользовали по первому хотению и, обычно, без разрешения. И при том, образ, оставшийся единственным, так что зачем нужно было внедрять сюда Сильную и Независимую Ренату Литвинову — Бог Весть. А еще вспомнилось, что Данила Багров наказывал в трамвае зверей за преступления против русского народа, здесь же Литвинова карает русского хама за поругание чести восточных женщин (не знаю, правда, не оксюморон ли это?)...

Еще один герой, город Санкт-Петербург - не постапокалиптическая собчачья дыра, где человек человеку — волк (жуткое — и потому крайне атмосферное место), а сытый мещанский городишко, населенный приветливыми и скучными бюргерами, словно бы соревнующимися в благонравии (даже лютый бандит Никита Михалков на поверку оказывается тонким и нежным филантропом). Наконец, Балабанов, кажется, первым в постперестроечном кинематографе реабилитировал авторский саундтрек, очень сильно разрекламировав творчество подзабытого к тому моменту «Наутилуса» («идиотской альтернативной рок-группы», как убедительно выразился в своем отзыве один честный американский зритель), так что теперь при одном только ретроспективном взгляде на рожу Сергея-Бодрова-мл., в подсознании механически всплывают куплеты типа «Я придумал тебя-придумал тебя!» - и ничего зазорного в этом нет. В рассматриваемом фильме же на протяжении всех 100 минут звучит только одна песня - «О, мами! О мами-мами-блю! О мами блю!» - зато бесконечно, что, конечно же, является адекватной компенсацией разнообразия — количеством. Типа, «к сожалению, в нашем ресторане нет ни мяса, ни овощей — зато можем предложить вам аж пять буханок позавчерашнего черного хлеба».

То есть, картину «Мне не больно», я рассматривал исключительно как постмодернистские выкрутасы угасающего мэтра. А назвать ее лучше было бы «Мне не интересно»... Но если кто-то мне укажет альтернативную и внутренне непротиворечивую трактовку этого фильма, то я официально признаю его Верховным кинокритиком ЖЖ, и впредь буду заниматься только перепостом его рецензий; сам же — закрою лавочку и переквалифицируюсь в управдомы.

Германия-83, Германия-86 / Deutschland 83 und 86, 2015, 2018



1983 год от Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Германская Демократическая Республика — как можно понять из ее названия, очень демократичное и свободное государство, в котором граждане, к примеру, имеют право служить в армии, а также оказывать безвозмездные услуги своей стране. Именно этим и занимается 24-летний Мартин Раух, фельдфебель пограничной службы, бережно охраняющий Железный Занавес, установленный поджигателем войны Черчиллем от Балтики до Адриатики. Однажды к нему в гости приезжает родная тетя, работающая в Западной Германии атташе по культуре — и предлагает поучаствовать в секретной операции (я, правда, не понял, почему этим занимается культурный атташе, разве это не работа для внешней разведки?). Мартин не особо горит желанием, но его успешно мотивируют, обещая квартиру, а также внеочередную пересадку почки для матери, загибающейся от хронической почечной недостаточности. В конечном счете, согласие Мартина никого не интересует — и его опаивают каким-то реланиумом, насильно вывозят в Бонн и ставят перед фактом: теперь он Мориц Штамм, обер-лейтенант Бундесвера и личный адъютант целого западногерманского генерала! Генерал — в принципе, неплохой мужик, горящий на работе — но в Восточном Берлине считают, что тот вместе с американцами планирует превентивный ядерный удар по Варшавскому Пакту: и, устранив подлинного Штамма, внедряют вместо него протагониста. В конечном счете, я так не уразумел: зачем это они так сделали, ведь при генерале уже служит ГДР-овский шпион в должности коменданта части и чине подполковника... Но таков уж авторский произвол.

Здесь можно было бы ожидать много комических эпизодов, раскрывающих различия восточных и западных немцев: скажем, как герой шарахается от неоновых вывесок, как он плачет перед колбасными прилавками или агитирует боннских бомжей за марксизм-ленинизм. Но, хотя сериал и не чужд юмора, до совсем уж плоских эскапад он не опускается. Мартин адаптируется нормально, как и любой представитель молодежи с гибкой психикой; свою роль играет мастерски, сбиваясь лишь изредка — тут же элегантно выходя из неудобного положения: настолько элегантно, что даже Штирлиц отдохнет.

Collapse )

Колыбельная* для воинов / Zaspanka za vojnike, 2018



В 1914 году сербские борцы за свободу убили наследника австро-венгерского престола. Придравшись к этой незначительной ерунде, Австро-Венгрия вероломно объявила сербам войну. Теперь нужно сражаться с подлыми агрессорами, чтобы защитить само существование сербского народа и будущее для сербских детей. Подчиняясь этой нехитрой, но святой как правда мысли, в армию записывается добровольцем Стеван Яковлевич, молодой учитель биологии. Его судьба складывается относительно успешно: его распределяют не в обреченную пехоту, а в престижную артиллерию, ему сразу же выдают унтер-офицерские звездочки, превращающие героя в третьего-четвертого по значению человека в батарее. К тому же, у Стевана сразу завязываются дружеские отношения с заместителем комбата, юным, но уже бывалым поручником Александром. Всё вкупе — спасет ему жизнь в таких ситуациях, когда любой другой уже 10 раз бы сгинул. Спасшись же — и как всякий порядочный человек, мучаясь чувством вины, Яковлевич решает написать самый честный и подробный magnum opus о Великой Войне и Голгофе Сербского Народа, что и исполнил успешно — и нарек свое произведение «Сербской трилогией». Судьба книги ожидаемо оказалась успешной: ее и ныне переиздают немаленькими тиражами, и, вроде, даже сербские гимназисты до сих пор вынуждены писать по ней сочинения, громко матерясь и проклиная судьбу («Jebem ti sunce, jebem ti... Boga, crni Stevane Jakovljeviću!»)... Collapse )

Заплати вперёд / Pay It Forward, 2000



Началось все с того, что у одного прыткого журналюги бандиты сломали автомобиль. И тут же подвернувшийся богач дарит ему роскошный «Егуар» - безвозмездно, то есть почти совсем за просто так. Недоумевающий репортер всё выспрашивает о причинах странной акции — и узнает, что это отголоски общественной кампании под названием «Заплати вперед».

В обычной лас-вегасской средней общеобразовательной школе появляется новый учитель, слегка обгорелый, как будто он пылал в танке во время «Бури в пустыне». Человек это непростой и дает задания тоже непростые. В частности, тот, кто хочет иметь хорошую годовую оценку по обществознанию, обязан ни много ни мало — изменить мир. Мальчик Тревор воспринимает это задание несколько прямолинейно: едет в какие-то лас-вегасские фавелы, рассматривать бомжей и прикидывать, кому сильнее всего нужна помощь. Причем, конечные планы у малыша настолько коварные, что сам святой Игнатий де Лойола, генерал Общества Иисуса такого бы не измыслил. Тревор хочет причинять всем окружающим добро — с условием, что те тоже окажут нужную услугу как минимум троим людям (обязав и их к тому же), и, в итоге, мир захлестнет волна Хорошего, растущего по экспоненте; князь Тьмы же будет повержен во прах. Но, как всегда — благими намерениями вымощена дорога в ад, и когда утопическая идея сталкивается с реальностью, начинается такой Содом, что ни в сказке сказать, ни пером описать...

Прекрасный, добрый, семейный фильм, снятый шелудивой шавкой по имени «Мими» Ледер. Хуже картины, сделанной телкой, может быть только картина, снятая телкой по сценарию другой телки, базирующемуся на литоснове третьей телки! Иными словами, имеем дело с пошлостью прямо-таки царского размаха. Но что тут неплохо — присутствует Кевин Спейси. Я долго ждал реабилитации Кевина Спейси, которого оговорили, признали его насильником-гомосексуалистом как Сергея Параджанова и едва не сослали в лагеря. Но сейчас, вроде — пронесло. Он же по суду признан оправданным в гомосексуализме, и ему, кажется, даже выдали справку об анальной девственности, заверенную районным шерифом. Поэтому теперь всякий человек, живущий по Понятиям, может смотреть фильмы с Кевином Спейси, не боясь законтачиться через глаза. Что я и проделал.

К сожалению, исследование так называемой «схемы Понци», задействованной на «бирже добрых дел» занимает незначительное место в фильме. Вместо того, «Мими» Ледер сняла кино на более близкую ей тему: как престарелой и уродливой кошелке, да к тому же алкоголичке, наладить свою личную жизнь. Ответ оказывается на диво простым: искать среди таких же инвалидов и отморозков. Так что здесь мамашка Тревора, квинтэссенция понятия «white trash», необразованная пьющая прошмондень, трясущая обвислыми, в каких-то бурых наслоениях, сиськами перед скопищем командированных самцов, на деле оказывается тонкой и чудесной Женщиной, которая как никто достойна Любви. В кадре почему-то маячит, торгуя лицом, угрюмо-привлекательный Джон Бон Джови в майке «wife-beater», но Ключ от Яшмовых Врат в итоге достается тому самому учителю, Кевину Спейси, который, хоть и горел в сбитом самолете, но в отличие от хемингуэевского Джека Барнса не утратил Мужского Достоинства...

В принципе, стандартная голливудская мелодрама, которую портит лишь зашкаливающе дешевый драматизм финала. «Мими» Ледер, соответственно культурным традициям своих предков, приканчивает «штатного голливудского ребенка» Тревора — ровно Мендель Бейлис закалывает несчастного Андрюшу Ющинского. Тревора посадили на пику ровесники за нарушение фундаментального принципа «четверо дерутся — пятый не мешай». Казалось бы — ну пописАли маленько и что? Кто от этого умирал?! Но нет, паренек загибается от этих пустяковых царапин, что как бы говорит нам — он и так был не жилец. Впрочем, оно стоило того — весь штат подымается в едином порыве, бешено и обильно «платя вперед» и собираясь на панихиду по маленькому герою, которому Махатма Ганди, Мать-Тереза и Далай Лама 14-й в пупок дышат. Мастер добрых дел, смертию смерть поправ, даже уйдя в лучший мир — продолжает свою незримую руководящую и направляющую деятельность, которая теперь обречена победить во всемирном масштабе. Поэтому в финале зритель, несмотря на горькое чувство утраты, одновременно испытывает сладкое чувство победы, и от смешения этих двух чувств... блевать тянет, честно скажу.

Златоокая девушка / Девушка с золотыми глазами / La fille aux yeux d'or, 1961



Анри Марсэ — модный щеголь средних лет, богемный развратник, состоящий в некоем престижном мужском клубе, видящем свою миссию в похищении, развращении — и последующем изгнании на мороз — как можно большего количества представительниц прекрасного пола. Анри Марсэ — не последний человек в этом клубе! Ему обольщение дается настолько легко, что он уже дико скучает, брюзжит и куксится — и неоновые огни веселого Парижа 60-х годов не вселяют в него никакой радости. Но тут на горизонте появляется некая эффектная, но скромная мадемуазель, сильно отличающаяся от того контингента, с которым привык иметь дело Анри. И эта безымянная девушка оказывается настолько хороша, что герой начинает трусить, опасаться утраты внутренней независимости. Потом-таки теряет внутреннюю независимость — и из беззаботного либертина трансформируется в пошлого мещанского собственника, устраивающего своей пассии мощные психические атаки и какие-то озверелые сцены ревности; доводящего ее до слез, загоняющего в тупик. Тут дело берется уладить какая-то 30-летняя мадам, имевшая близость с обоими персонажами — и умело ведет его прямиком к трагической развязке. Тут фильм и кончается...
Collapse )

Бык, 2019



В 1997 году в России произошло много всего интересного. Например, такая вот история: в каких-то люберцах жила-была молодая шпана, которую возглавлял сидевший и служивший Антон-Бык; занималась эта шпана мелкими гоп-стопами и разбором машин на запчасти, но однажды Быку предложили Серьезное Дело. Необходимо было разгромить рынок и наказать оборзевших «носорогов», что Бык и проделал весьма красиво — наградой же была маленькая пачечка долларов и большие проблемы со стороны расстроенных «зверей», объявивших Антону вендетту. Тем временем, в семье героя происходит не меньшая драма: его умный младший брат-студент влюбляется в модную проституирующую парикмахершу — и, как мы понимаем, невзаимно: ибо девушке нравится Бык-старшой. Интересно? Ну, это смотря для кого. Как говорит режиссер: «для тех, кто пережил девяностые».

Режиссеру Акопову в 1997 году было 12 лет — совсем как школоте, что в кадре бегает по загаженным подъездам и опасливо, но жадно взирает на кровавые разборки, которые в детском воображении, возможно, оказываются слишком красочными и торжественными. То есть, не надо ждать от этого фильма стопроцентной аутентичности и достоверности. А то придется поверить в то, что в постсовке люди слушали какую-то голимую попсу а-ля «Мираж» и «Ласковый май» (в моем окружении русскоязычную музыку вообще никто не воспринимал), или что молодежная банда могла состоять из разношерстной сволоты: спортсменов, блатных, скинов, наркоманов... Особенно я проорал с эпизода панк-концерта, когда три чахлых мусорка бесстрашно бросились на обколотую и бухую толпу юнцов, причем последние задали стрекача! В реальном 1997 глупые акабы были бы за минуту порваны на нацистский крест, а на черном рынке оружия вскоре всплыли бы три свежих ствола.

Ну, то есть, кино — скорее, фантазия на заданную тему. Тема такая: «что было бы с Данилой Багровым, вздумай он применить свой modus operandi в более-менее реальной жизни». Так что «Бык» - и осознанный оммаж «Брату» - и, одновременно, острая полемика с ним. Главные герои весьма схожи — молодые, но уже весьма потертые, необразованные, физически не очень развитые — зато решительные и резкие как ситро мужички, чающие жизни будущего века, но обреченные до него не дотянуть. Правда, Бык в исполнении Юрия Борисова смахивает на русского аборигена несколько сильнее, чем губатый и чернявый межвидовой гибрид Бодров, но последний зато привнес в дурацкий образ «романтика с большой дороги» изрядную долю харизмы — чем, конечно, не может похвалиться тухловатый и скучный Бык.

Но вот неожиданно неплохо здесь себя проявила «Стася» Милославская, которая прежде играла исключительно несовершеннолетних компанейских девочек, а ныне, перейдя в следующий возрастной разряд — и похорошела, и посерьезнела. Нельзя сказать, что она прямо ТАЩИТ, но, на мой взгляд в этом образе «шлюхи с золотым сердцем» искренности и драмы было несколько больше, чем у прочих ее коллег. Были в кадре еще абсолютно стереотипные и оттого незапоминающиеся «крутые бандиты», «купленные с потрохами милиционеры», «живущие одним днем яркие рейверы», но смешнее всех оказались чуркобесы, по законам восточного гостеприимства, страстно жаждущие восстановить свою поруганную сельскую честь. Сцены с хачами просто топовейшие, я прямо давился непрошенным смешком, настолько все это забавно и весело отыграно — хотя вряд ли возбуждение именно таких эмоций входило в сверхзадачу режиссера.

Ладно, сделаем скидку на то, что это дебют — и признаем, что кино неплохое. Хотя это не шедевр, и, по гамбургскому счету вряд ли тянет на первый приз «Кинотавра» - но на фоне тотального упадка искусств в этой стране даже ученически-ностальгическое произведение умеренной крепости и поверхностной глубины выглядит довольно солидно.