Немного обо мне.

-Русский обыватель, интересующийся массовой культурой: кино, научно-популярными книжками, общедоступными мероприятиями. Это и составляет основное содержание моего ЖЖ.
-Если мы не знакомы в личной жизни, ко мне лучше обращаться на "Вы".
-По образованию я историк, по профессии - преподаватель, немного переводчик и иногда публицист.
-Сфера моих интересов в области истории: XIX и XX века практически полностью, история государства и наций, история отдельных регионов, таких как Балканы, Восточная Европа, Турция и Латинская Америка. 
-В политической сфере (без фанатизма) выступаю за демократию, социализм и русский гражданский национализм.
-В интернете анонимен, занимаюсь развлекательной деятельностью, не несу ответственности за написанное.

Френд-политика.

Я предлагаю дружить в ЖЖ тем, кто мне интересен, кто меня читает, оставляет комментарии, с кем у меня общие или схожие взгляды. Соответственно, не добавляю:
1.Топодрочеров.
2.Пустые журналы.
3.Журналы с перепостами. 
4.Тематические журналы, далекие от моих интересов.
5.Чрезмерно политически озабоченных индивидов. Ватников и вышиватников (в широком смысле) не приемлю одинаково. 
6.Всякого рода нехороший сброд: поборников толерантности, феминисток, сталинцев, русофобов, фундаменталистов, спортивных болельщиков, троллей и так далее... 

А всех остальных — добавляю, правда надо отписаться в комментариях к этому посту.

Адвокат / Byeonhoin / The Attorney, 2013



Сейчас Южная Корея известна как яркая и потешная страна, экспортирующая очень плохие машины и очень хорошую поп-музыку (или наоборот). Но еще каких-то 30-40 лет назад это была унылая военная диктатура, в которой плоды «экономического чуда» пожинала лишь верхушка суперкорпораций-«чёболей», да приближенная к ним обслуга, а самые базовые права и свободы необоснованно зажимались. Особо всё ухудшилось после переворота 1979 года, когда к власти пришел сказочный дегенерат Чон Ду Хван — его в будущем народ приговорит к смертной казни и полной компенсации наворованного (причем, эти выплаты его потомки будут делать вечно). Но пока что полоумный чекист при власти, и приказывает устраивать беспредельное винтилово, без суда и следствия карая протестующих студентов. Их поместили в секретную тюрьму, где, больно истязая и запугивая, вынудили дать какие-то феерические признательные показания в духе «я, враг корейского народа, признаю, что был завербован северными мятежниками и за 30 серебряных мексиканских долларов намеревался подло убивать благородных военнослужащих и полицейских Южной Кореи». Студентам светят десятилетия каторги...

Параллельно всем этим безобразиям в городе Пусан делает успешную и беззаботную карьеру один пронырливый и дальновидный адвокат с непростым бэкграундом. Он суперлоялист и эгоист, которого, за исключением судьбы близких людей и клиентов (но только на период действия контракта) не волнует вообще ничего, в том числе и соскальзывание страны в ад. Но когда одного из близких людей поместят в секретную тюрьму и начнут там колотить как сидорову козу и морить голодом, что-то стронется в душе жадного и черствого адвоката и он вызовется бесплатно защищать оклеветанных людей, хотя никогда в жизни не имел отношения к уголовному процессу. Но именно работа не по шаблону и личная заинтересованность в исходе дела, вкупе со, все же основательными юридическими познаниями и дьявольской работоспособностью в финале приведет его к успеху (нет). Это ж не Российская империя, где можно было выиграть заведомо проигрышное «дело Бейлиса», а гнилой олигархический чекистан типа Эрэфии... Но капля камень точит. И в Южной Корее наступят «ревущие девяностые», время беспрецедентного экономического процветания и прямо-таки сказочной свободы, а полицейские, военные и ГБшники станут котироваться наравне с прокаженными, спидозными и прочими зашкварными личностями (примерно как в 40-60-х годах советские девушки категорически отказывались знакомиться с кавалерами, если узнавали, что те имеют отношение к карательным органам — эта тема неоднократно обыграна даже в тогдашнем кино)... А прототип нашего адвоката станет государственным президентом (а потом, разбежавшись, спрыгнет со скалы и убьется, но это уже совсем другая история)!

Collapse )

К-9: Собачья работа / K-9, 1989



Майкл Дули, детектив из Сан-Диего преследует наркоторговцев, поставляющих в Америку убойный кокаин, от которого вырабатывается страшная зависимость, который превращает людей в гниющих зомби, готовых ради одной дозы родную маму в стенку замуровать. Чтобы предотвратить гуманитарную катастрофу, герой идет во все тяжкие — и получает один острый ответ за другим. Одному ему не справиться, Дули это понимает — но вместе с тем, он ненавидит людей, ни с кем не может сработаться — и потому нанимает полицейского собаку из кинологического отдела «К-9». Собаку зовут Джерри Ли (хорошо, что не Доминик Кэйн), и это матёрый самец, со столь же социофобным складом характера, что и у Дули. Но двум одарённым мизантропам, прямоходящему и четвероногому, разумеется, придется притереться друг другу, а может быть, и подружиться.

Collapse )

Холоп, 2019



«Холоп» - отечественная комедия, которая на рубеже 2019/2020 годов рвала кассы, пока зачем-то не закрыли кинематографы (так и не могу понять — для чего в последнее время пачками закрывают кинематографы, цирки, музеи, магазины, что в мире происходит-то?). Снял ее блатной сынок знаменитейшего, заслуженнейшего Алексея Шипенко — и в очередной раз доказал, что наследственность в следующем поколении не проявляется. Насколько велик и талантлив Алексей Шипенко, настолько глуп и бездарен его отпрыск, у которого даже имя глупее глупого — Клим. Не знаю ни одного нормального человека с таким именем: всё сплошь дураки, педики да коммунисты. Клим Шипенко, кажется, просто дурак — но легче от этого не становится.

Итак, сюжет картины, так понравившейся многонациональному народу РФ следующий: Гришка, самоуверенный мажорчик, сын россиянского олигарха — каждый день куролесит, от него уже вся Москва плачет. Так должен подумать зритель, но лично я в Гришке ничего особо предосудительного не увидел. Максимальный криминал, который он учиняет — это превышение скорости в городской черте; но прошу присяжных заседателей учесть следующие факты: во-первых, сам Бог велел превышать скорость на спортивном кабриолете ручной сборки, во-вторых, Гришка — русский (то есть, серб), а какой русский (или серб) не любит быстрой езды? В-третьих, герой честно хотел дать взятку — и крупную! — остановившему его гаишнику, но гаишник оказался оборзевшей сволочью, за что и понес заслуженное наказание. То есть, по совести, Григория-то и не за что наказывать. Он не является отрицательным персонажем.

Но вот кто реально бесил и раздражал, так это его папаша-олигарх. Как я понял, он просто забил на воспитание сына и откупался от него дорогостоящими подарками — в результате чего выросла инкарнация Эрика Рамбаль-Коше из «Игрушки» с Ришаром, только доросшая до 27 лет, ничего не забывшая и ничему не научившаяся. Причём, батёк на полном серьезе капает взрослому сыну на мозги нравоучительной дриснёй, типа «давить полицейских нехорошо, лучше, дитя моё, поступай в ремесленное училище и живи от плодов рук своих», что выглядит высшей формой еврейской народной хуцпы. Разумеется, Гришка относится к папашиным словам максимально адекватно, то есть игнорирует их. И тогда в олигархе просыпаются звериные инстинкты (как известно, заработать миллиард в РФ, никого при этом не замочив — невозможно) и он решает поставить на сыне неэтичный социальный эксперимент.

Collapse )

О культовой трилогии К.Кесьлёвского "Три цвета", 1993-1994



Кшиштоф Кесьлёвский — мой любимый польский режиссер. Даже, пожалуй, не польский: за счет своего таланта, к концу жизни он стал величиной европейского, а то и мирового масштаба, но, в отличие от другой польской знаменитости, Анджея Вайды, не благодаря яростному пиару, острой политизированности и злободневности творчества. Я бы даже такую аналогию употребил: если Вайда орал во все горло, то Кесьлёвский говорил негромко, но очень внятно и умно, и с такой искренней интонацией, что вокруг него собиралось больше людей, чем привлекал крикун. И люди эти были, по большому счету — лучше.

Collapse )

Падцаны / The Boys, 2019



Лет 100 или 50 назад, когда супергерои только начинали появляться в массовой культуре, по умолчанию было принято считать, что они сказочно добрые — и другими быть никак не могут, разве что в результате временного помешательства (как Геракл, перебивший своих детей или типа того). В 90-е, кажется, годы, стало модным сочинять истории об «антигероях», наделенных чудесными способностями, но использующими их в личных корыстных целях, а то и во вред обществу. Впрочем, всем было ясно, что они плохие, хотя, желая зла, по итогам, обычно причиняли благо. А вот этот телесериал посвящен исследованию важного психологического момента: хорошие супергерои = плохие супергерои.

То есть, неуязвимые для любого оружия, неистребимые «люди+», служащие человечеству — представляют для этого человечества не меньшую опасность, чем их антагонисты. Странно, что об этом никто не задумался раньше: ведь особенность человеческого сознания такова, что одна лишняя «лычка», одно мелкое дополнительное полномочие, прописанное в должностной инструкции часто приводит к тому, что человек начинает считать себя Каином и Манфредом, а всех остальных — грязью у себя под ногами. А тут — умение резать на части глазным лазером, способность летать со скоростью 6 Маха, абсолютная пуленепроницаемость — поневоле возомнишь себя полубогом или даже ¾-богом. Да что там, даже какие-то заурядные жабры или дурацкая невидимость приводят к тому, что персонаж начинает считать себя супержеланным и непогрешимым...

Проблема ведь еще и в том, что самые великие герои, так называемая «семерка» находится под корпоративным попечением богатой фирмы «Воут», продающей их услуги оптом и в розницу; рвущейся к немереному процветанию и власти. Так что моральные нормы и даже писаные законы для этой шатии видятся чем-то досадно-необязательным, но, к счастью, легко обходимым. Согласны с этим — не все. На самом деле, очень многим простым людям супергерои сильно насолили. Кого покалечили, кого разорили, у кого убили родного человека. Не со зла, разумеется — ну, как автолюбитель, несущийся по хайвею, нечаянно давит всяких белок и опоссумов: не стремясь к тому намеренно, но и сожалений никаких не испытывая. А вот пострадавшие всё хорошо помнят и испытывают горячее желание свести счеты.

Такой вот американский сериал, чем-то напоминающий «Watchmen», разумеется с актуализацией модных ныне тем. Например, молодую да раннюю супергероиню, примкнувшую к самой великой команде сверхлюдей, один из «дедов» успешно убеждает взять в рот, грозя, что иначе поломает ей карьеру. Или вот эпизод со скороходом, раздавившим вышедшую на проезжую часть девушку — и даже не раскаявшимся: что это, как не аллюзия на Леонида Аркадьевича Якубовича, который в 2001 году точно так же убил человека и не понес за это ответственности? Есть тут, кажись, и намек на остро обсуждаемую ныне полицейскую жестокость: когда преступники, видя, что на них натравили неуязвимых суперов, моментально сдаются — а те прям, смакуют свою силу, непобедимость и безнаказанность, превращая бедолаг в хинкальный фарш... При этом дается понять, что реального проку от сверхлюдей нет, они работают скорее на публику, чем на результат, и более интересуются ростом акций «Воута», нежели снижением уголовной статистики.

Поэтому с ними необходимо бороться и их необходимо убивать. Сделать это вызвалось четыре человека: английский шпион, жену которого супермен довел до самоубийства; потом жених пресловутой раздавленной девушки, франкоеврейский непослушный кулибин, а также негр. И примкнувшая к ним немая немытая бурятка, на которой ставили чудовищные опыты. В принципе, на их стороне готово выступить ЦРУ, не исключено и ситуативное сотрудничество с миленькой новенькой супергероиней, которой доброжелательные коллеги в первый же день насовали членов полную пасть.

Но силы, как я уже сказал, все равно слишком неравны, поэтому лишь бешеное хитроумие, отчаянная ненависть и сверхъестественное везение будут козырями униженных и оскорбленных Homo Sapiens Sapiens в борьбе с уберменшами и стоящим за ними несокрушимым концерном, заручившимся надежной поддержкой американского истеблишмента. А там выяснится и что сверхчеловеки не столь уж непобедимы (и едины), и компанию ихнюю есть на чем прищучить. Так что интрига, драма и экшен как появятся в первой серии, так никуда и не уйдут до последней серии... Это интересное шоу. И неглупое: хоть я и писал, что здесь много аллюзий на злободневную Америку, но всё же события подаются не в лоб, и много тут умелых твистов, с каждым эпизодом добавляющих неоднозначности каждому герою. А финал так и вообще ставит зрителя на уши. Так что сериал представляет собой годный, качественный постмодерн, который пришелся по душе даже мне, относящемуся к теме супергероев со свирепым презрением...

Жуки, 2019



Что-то захотелось посмотреть что-нибудь ультралёгкое, совсем ненапряжное; весёлое и глупое — вы понимаете, почему. За производство такого продукта в Совдепии отвечает телекомпания ТНТ. Я долго и придирчиво выбирал между «Домашним арестом», «Адаптацией» и «Полярным», но интуиция настойчиво шептала, что всё это кал. Я всё равно выбрал кал, но, по крайней мере, не такой ужасный: многосерийную телекомедию «Жуки».

Сюжет совсем незаковыристый: трое 25-летних деловых парней создали прогрессивный IT-стартап, который у них за 100 тысяч евро желает выкупить богатый еврей-инвестор. Но программку нужно совсем немного апгрейдить, а вот с этим-то и возникают проблемы. Героев схватили военные и хотят посадить их в армию, но в последний момент за взятку жирный полковник позволяет им пройти так называемую «альтернативную службу», отправив в гибнущую деревню Жуки Саратовской области. Пацаны считают, что это лучший выход из положения: в изоляции они быстренько докрутят код, по интернету совершат транзакцию и купят себе столько военных билетов, что ими можно будет обмазываться - но реальность оказывается жестока.

Во-первых, в деревеньке сильные перебои с интернетом и даже электричеством, а поставленный на зарядку айфон тут же выбивает пробки во всем населенном пункте. Во-вторых, селением твердой и безжалостной рукой повелевает участковый Маслов, типаж застрявшего в 00-х годах деревенского милиционера: тяжелый на подъем, но вцепляющийся как клещ неподкупный самодур. С грехом пополам парни как-то умудряются решать эти проблемы, но деревня Жуки, как будто, является эпицентром мирового невезения — и погибают замыслы с размахом, вначале обещавшие успех... Даже явление еврейского инвестора собственной персоной ситуацию не поправляет, а, скорее, отягощает.

Collapse )

Никто не узнает / Nobody Knows / Dare mo shiranai, 2004



Я когда-то давно смотрел вьетнамский мультфильм, когда у мальчика-подростка и его крошечной сестры убило маму бомбой, сброшенной с самолета Б-52, а их дом сгорел. Они тогда стали жить в прибрежных пещерах, им еще какие-то мухи спать мешали... Потом герои умерли от тифа. Сюжет мне сразу напомнил реальные события, происходившие на японских островах в конце мировой войны.

Какое-то время японцы еще мужественно отбивались от агрессоров, но потом Рабоче-Крестьянская Красная Авиация сбросила на Японию атомные бомбы и все умерли. Вообще, ущерб, нанесенный вероломным нападением коммунистов на страну Нихон был настолько велик, что императорским указом под страхом харакири была запрещена контрацепция — чтобы страшная убыль населения от бомбардировки Нагасаки и Хиросимы была восполнена. К сожалению, Его Императорское Величество забыло отменить свое приказание, когда ситуация наладилась, а дисциплинированные японцы, как мальчик из пантелеевского рассказа «Честное слово» не осмелились самовольно прекратить. Неконтролируемое размножение привело к тому, что ныне все японские острова буквально задыхаются под живым шевелящимся пластом в 10 метров толщиной; японцы вынуждены тесниться почти 140 миллионами на территории размером с Бурятию. Их так жалко, что даже хочется отдать им Курилы, а может, также и Сахалин — в конце концов, «у Путина много»!

Особенно острым это желание становится после просмотра данного художественного фильма, который в некотором плане, являет собой плагиат с вышеназванного мультика про Вьетнамскую войну. Только тут не все так обострено, хотя и весьма трагично. Японская нация продолжает расхлебывать последствия неразумного распоряжения микадо, и вот одна моложавая мамашка наплодила аж четырех детей, хотя с таким голосом ей бы хентаи всякие некультурные озвучивать. Причем, все дети от разных отцов - но дети, как ни странно, воспитанные, порядочные — и даже в нужде ведущие себя с удивительным достоинством. Только поэтому семья смогла заселиться в съемную квартиру: поскольку обычно никто не хочет соседствовать с маленькими детьми, им пришлось спрятаться и хранить такую строгую конспирацию, что подпольное житие Анны Франк на этом фоне выглядит бесконечной дискотекой или концертом в стиле «industrial noise»...

Мамашка понимает, что для разведенки с прицепом вероятность на повторный брак КРАЙНЕ МАЛА: а у разведенки с четырьмя прицепами и того менее, поэтому все свободное время зависает в барах и снимает там мужиков, с понтом сообщая, что абсолютно одинока. И, кажется, добивается своего. Во всяком случае, из жизни детей она исчезает сначала ненадолго, а потом — надолго. А потом — навсегда. И ребятишкам, самому старшему из которых 12 лет, приходится заботиться о себе в невыносимых условиях бетонных сейсмоустойчивых джунглей.

Не могу сказать, что я люблю детей, но с другой стороны, не могу сказать и что я их не люблю. Скорее так: хорошие дети мне нравятся, а плохие — нет (любой, прокукарекавший, что «плохих детей не бывает» отправится в бан), а поскольку в картине дети очень положительны и умильны, я всю дорогу им сочувствовал, переживал за них. Грустная история и трогательная, но вместе с тем вовсе не беспросветная, в которой есть место проявлениям благотворительности, благородства и даже самопожертвования. Удивила только позиция лендлорда, который, даже раскрыв тайну своих странных жильцов, продолжил предоставлять им кров, даром что те загадили квартиру словно 30-50 незаконно прописанных таджиков. Но это, как я понял, жанровая условность. Ведь в реальности (а фильм основан на реальных событиях) все было гораздо печальнее. Может, чтобы сохранить какой-то элемент надежды, режиссер сильно смягчил обстоятельства. Наверное, это и правильно, иначе б после просмотра совсем жить бы не хотелось.

Смерть ей к лицу / Death Becomes Her, 1992



Мне никто не поверит, но я все же расскажу о том, что посмотрел антифеминистский фильм. Да снятый в США, в Голливуде, с участием тогдашних топовых звезд! И не в 50-е годы, а уже после моего рождения. Надо признать, что это чудо, особенно по нынешним временам, когда степени безумия фемок мог бы позавидовать бесноватый фюрер, или, допустим, император Бокасса, а небезызвестная «Роза-землячка» на фоне какой-нибудь «Никсель-пиксель» выглядит весьма уравновешенной, кроткой и даже симпатичной особой.

Тут, значит, есть две героини: маниакально-депрессивная еврейская писательница Хелен и паранойяльно-шизофреническая арийская актриса Мадлен (более известные как Hell и Mad соответственно) конкурируют за одного мужика. Мужика играет еще молодой и волосатый Брюс Уиллис, и это, кажется, одна из самых необычных ролей в его фильмографии: он тут запредельно наивный, робкий, жалкий — но очень богатый и перспективный, обладающий востребованными навыками. Он пластический хирург. А девушкам уже «сорокет ломится», скоро их уже «девушками» можно будет называть лишь в качестве желчной насмешки, вот они и конкурируют. Соревнование выигрывает более прыткая и жопастая Мадлен и начинает эксплуатировать Уиллиса на всю катушку, так что он вскоре спивается, и, не в силах удержать в колотящихся дланях скальпель, переходит на косметологическое обслуживание покойников.

А еврейка от огорчения уходит в компульсию и целыми днями жрет бутерброды с арахисовым маслом да смотрит один-единственный отрывок из фильма, в котором душат неверную подружку. Ее даже в лечебницу поместили — и, что характерно, вылечили. Полторы декады спустя сильно постаревшие и опустившиеся Брюс и Мадлен приходят на презентацию новой книги Хелен, чтобы поглумиться — но видят, что авторка выглядит вовсе не на свой сюжетный «полтинник», а приблизительно на 46 лет (реальный возраст актрисы Голди Хоун), и эта дикая несправедливость совершенно подкашивает совсем обветшавшую оппонентку. Но еврейка сливает ей некий секретный адрес, по которому опаивают чудодейственным зельем, возвращающим молодость и красоту. Вот только о побочных эффектах говорят лишь тогда, когда сделка уже состоялась. А они — страшны, страшны...

Уиллис тут всех затыкает за пояс, вызывая, пожалуй, самые сильные чувства и яркие эмоции. Нельзя без горькой усмешки смотреть насколько опустился этот, изначально, талантливый, добрый и веселый человек, прожив 14 лет в браке с жестокой абьюзершей (а развестись-то нельзя — Калифорния!). Сейчас ведь модно вопить о «семейном насилии», но все пиарящиеся на нем «толписты» без тени сомнения утверждают, что «насильником» может быть только мужчина. Но вот женские манипуляции, провокации и бесконечный вынос мозга почему-то в расчет совсем не берутся, а ведь они могут навредить здоровью не меньше, чем причиненные мужчиной «побои». Знаю, к сожалению, на собственном опыте, т.к. где-то полтора года встречался и около полугода жил с такой бесноватой херотой, от взаимодействия с которой вряд ли когда-либо оправлюсь до конца. Так что Уиллиса в некоторые моменты жалко ну почти до слез. К счастью, в этом персонаже еще сохранился некий стержень и мерцает еще божья искра — и в решающий момент он сможет совершить по-настоящему мужской поступок, убережет себя от участи хуже смерти.

Телки тут, конечно, запредельно адские. Их еще играют актрисы с довольно устрашающей внешностью (Мерил Стрип и Голди Хоун едва ли считались красавицами даже в свои лучшие годы, а уж в возрасте за 40, да с карикатурным макияжем — вдвоем разыгрывают весьма страшное фрик-шоу), но даже рожи ихние не столь страшны как души. И, конечно, отдельно радует финал, символизирующий закономерное и неотвратимое падение этих шкур. Я даже зауважал лицо прибалтийской национальности Роберта Земекиса, которого до этого держал за раздутого критикой второразрядного режиссеришку, автора псевдохитов «Назад в будущее» и «Форрест Гамп», но тут он выдал прямо такой мощный заряд искренней и здоровой ненависти в адрес паразиток, что можно все простить.

Даже здешние «прорывные спецэффекты», который сейчас вызывают исключительно т.н. «карачаево-черкесский стыд», да и в 1992 году, наверняка, смотрелись лажово. Даже общую незамысловатость интриги с «эликсиром безсмертия». Даже наличие в касте дамочки по имени Изабелла Росселлини, к сожалению, не унаследовавшей ни красоты своей матери, ни ума и таланта своего отца. Всё это можно простить фильму и Земекису, повторюсь.

А еще я зачем-то узнал, что фильм стал культовым в гейской среде — не как «Бен Гур», разумеется, но приближаясь к нему. «Бабы сисястые» тут настолько отвратными и гротескными фуриями выведены, что слабовольный человек поневоле захочет прибиться к когорте «весёлых», лишь бы не подвергаться ужасающему моральному, а то и физическому прессингу, в случае, если не повезет с выбором подруги жизни (а ему, как мы понимаем, не повезет). Для ковырялок же «сильные и независимые женщины» из сей картины — прямой образец для подражания, даром что закончили они плохо. Но лесбухи уверены: это лишь потому, что Mad и Hell поддались насаженному «спермобаками» культу красоты — а ведь ПРАВИЛЬНАЯ женщина по догматам феминизма обязана быть некрасивой, должна быть толстой, небритой, неприятной в общении, потому что всё иное — это попытки подстроиться под «проклятых мужланов». В общем, найден всеобщий консенсус, и от этого нельзя не получить удовольствие, друзья.