?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
Чёрный хлеб и белая раса
-Русский обыватель, интересующийся массовой культурой: кино, научно-популярными книжками, общедоступными мероприятиями. Это и составляет основное содержание моего ЖЖ.
-Если мы не знакомы в личной жизни, ко мне лучше обращаться на "Вы".
-По образованию я историк, по профессии - преподаватель, немного переводчик и иногда публицист.
-Сфера моих интересов в области истории: XIX и XX века практически полностью, история государства и наций, история отдельных регионов, таких как Балканы, Восточная Европа, Турция и Латинская Америка. 
-В политической сфере (без фанатизма) выступаю за демократию, социализм и русский гражданский национализм.
-В интернете анонимен, занимаюсь развлекательной деятельностью, не несу ответственности за написанное.

Френд-политика.

Я предлагаю дружить в ЖЖ тем, кто мне интересен, кто меня читает, оставляет комментарии, с кем у меня общие или схожие взгляды. Соответственно, не добавляю:
1.Топодрочеров.
2.Пустые журналы.
3.Журналы с перепостами. 
4.Тематические журналы, далекие от моих интересов.
5.Чрезмерно политически озабоченных индивидов. Ватников и вышиватников (в широком смысле) не приемлю одинаково. 
6.Всякого рода нехороший сброд: поборников толерантности, феминисток, сталинцев, русофобов, фундаменталистов, спортивных болельщиков, троллей и так далее... 

А всех остальных — добавляю, правда надо отписаться в комментариях к этому посту.
43 comments or Leave a comment


Первый художественный фильм, посвященный русскому драматургу бурятского происхождения Александру Вампилову. Честно говоря, я с его творчеством слабо знаком (еще в школе, в хрестоматии по современной литературе прочитал его «Старшего сына» - и, не впечатлившись, закрыл для себя эту тему), но, судя по всему, он был неплохим мужиком, и, поскольку, смог как-то пробиться не ссучившись («нигде в его художественных произведениях ни разу не употребляются слова «социализм», «коммунизм», «капитализм», «Ленин», «партия» и т.п.», как утверждает Википедия), не спекулируя на своих нацменских корнях, не заигрывая с «диссидой» - действительно талантливым литератором. Так что — почему бы и не снять о нем байопик?

Действие начинается, вроде, в конце 60-х, Вампилов мечется между Иркутском и Москвой, пытаясь протолкнуть «Утиную охоту» в ефремовский «Современник», в промежутках бухает с Рубцовым, встречается и с иными деятелями культуры, с которыми постоянно конфликтует. По-моему, кстати, впервые в постперестроечном кинематографе персонажи на экране открыто говорят, что русских писателей в СССР зажимают именно по национальному признаку — ну и вообще, позволяют себе всякие крамольные с точки зрения неосоветской идеологии высказывания (-«Колю Рубцова убили... может быть и ОНИ... »).

Мне также показалось, что «Облепиховое лето» - это своеобразное продолжение «Заставы Ильича», символически заканчивавшейся снегопадом, ранними заморозками — то бишь, переходом к «долгим семидесятым» (1963-1985) и полным свертыванием даже «оттепельной», крайне ограниченной свободы слова. И вот повзрослевшие герои-идеалисты оказываются в новом мире: лживом, вздорном, крайне приземленном и зацикленном исключительно на благах и комфорте самого низкого пошиба. А те, кто не вписываются в эту схему, не может сдержать своего недовольства — мягко или насильственно выдавливаются: в алкоголизм, во внутреннюю или внешнюю эмиграцию, в тюрьму, в суицид. И от этой душной атмосферы не спасает ничего — ни искусство, ни образцовая семья, ни признание публики. Творцам просто становится наплевать на Божью искру — с понятным исходом...

Такая вот печальная лента получилась, но, к сожалению, не слишком качественная. Структура фильма какая-то несбалансированная, стилизация под эпоху демонстративно небрежная (убила бабень из общаги Литинститута, вопящая, что будет жаловаться в... Следственный комитет), а также, хоть в кадре немало актеров, портретно схожих со своими прототипами, средь них встречаются такие вопиюще современные хари, что аж глаз режет... К воплотившему Вампилова Мерзликину, кстати, особых претензий нет — хотя и хвалить его не за что. Вот режиссера я бы похвалил за то, что выбрал Мерзликина, а не осточертевшего Яценко — первый все же несколько солиднее, и зритель от него в последнее время чуть отдохнул. В целом, создалось впечатление, что режиссер Алферов снимал фильм не столько про Вампилова, сколько про себя и свое поколение, с выпуклыми намеками на нынешнее беспросветное гадство и скотское безумие. По крайней мере, хочется в это верить: в качестве рассказанной эзоповым языком личной истории картина воспринимается лучше, чем расползшаяся биография советского драматурга.

Tags:

1 comment or Leave a comment


Read more...Collapse )
Фильм просмотрен в рамках кинорулетки "Австралийская новая волна."

Tags: ,

16 comments or Leave a comment


Тина служит таможенным инспектором, строго охраняет нерушимую границу между Швецией и другими странами ЕС, буквально вынюхивая запретную контрабанду в виде бутылок водки, джойнтиков и дискет с детской порнографией. За это ее держат на работе и даже несколько уважают, но дальше дело не заходит — ведь в остальном это страшно уродливая и неухоженная женщина (на фоне которой даже Глушенко из «Влюблён по собственному желанию» выглядит желанной красавицей) к которой страшно подходить на расстояние удара. Да она и сама всё понимает, стесняется и старается не отсвечивать.

Всё меняется, когда границу переходит такой же дегенеративный тип, похожий на Тину как один двойник Путина на другого. Меж ними тут же устанавливается странная связь — с тем, чтобы развиться до своего логического завершения. В процессе, урод сообщает Тине, что они, разумеется, не люди (как будто зрителю это было сразу непонятно), а какие-то гремлины или, там, огры, что ли... Второе, кажется, вероятнее, поскольку «ограми» испокон веку белые люди называли венгров, агрессивный зауральский народец с гипертрофированными скулами и подбородками, к которому в Европе до сих пор отношение неприязненное и опасливое — совсем как к героям фильма.

В это умилительно-тревожное повествование вплетается конъюнктурная история о педофилии (если раньше, не будучи представленным человеку, считалось благоприличным завязать с ним беседу о музыке или погоде, то теперь допустимо говорить лишь об угрозе педофилии и Дональде Трампе), в расследование коей Тина, благодаря своему феноменальному нюху, включается самым активным образом. Понемногу выясняется, что в громкий скандал замешан ее новообретенный собрат, которого, кстати, исполняет некто Ээро Милонофф, младший брат знаменитого гей-активиста Виталия Милонова. И перед героиней встает выбор космического масштаба - что предпочесть: интересы собственной расы или верность моральным принципам, общим и для людей, и для орков.

Вот какое прелестное, лучащееся новизной и эмпатией снимают ныне в Союзе Советских Социалистических Республик Европы! Снял его молодой шведский режиссер Али Аббаси, не уступающий своему великому сородичу Ингмару Бергману в таланте, но заметно превосходящий по élan vital — особенно в части репрезентации т.н. «общечеловеческих ценностей»: феминизма, бодипозитива, свободы любых перверсий в рамках уголовного кодекса. Именно такое (и только такое) творчество и востребовано нынешними истеблишментом, богемой и ширнармассами.

Почему фильм сласть как понравится власть имущим, думаю, понятно: поскольку он с необыкновенной отчетливостью вбивает в голову простого человека такую вот мысль — будешь делать что-то без спросу государства (даже помогать ему) — тут же огребешь неприятностей, а бунтовать можешь лишь в рамках собственной телесной оболочки. Мотивация богемы еще проще: фильм красивый, непонятный и извращенный, а большего сей глуповатой публике и не надо. Целеполагание же стандартного европейского быдлозрителя выглядит следующим образом: картина, в сухом остатке, повествует о том, что сказочные уроды и асоциальные изгои (с которыми быдлозритель подсознательно и вполне резонно себя ассоциирует) — на самом деле трагические и почти что святые фигуры, а нормальные и внешне приятные люди — суть тухлодырая шваль и подколодные гниды. То бишь, «Граница», если закрыть глаза на щедро оплаченные заказные статейки маститых критиков — это рядовая, и уже порядком набившая оскомину тоталитарная пропаганда, мостящая дорогу к полоумной диктатуре леваков, толерастов, SJW и прочих крикливых сект, которые делают каждый наш день прекрасным.

Tags:

21 comments or Leave a comment


16-летний Джин из семьи морского офицера уже 100 раз менял место жительства, так что, прибыв на новую базу в Ки-Уэст, обзаведению друзьями-сверстниками предпочитает просмотр актуального кинематографа, предпочтительно — категории «Б». Особые надежды он возлагает на новинку проката, феноменальный хоррор с чудесными спецэффектами под названием «Mant» («Муравек»), снятый гением технологии и пиара Лоуренсом Вулзи.

А на дворе, меж тем октябрь 1962 года: СССР тайком провозит на Кубу ядерные ракеты, дабы внезапно начать мировую атомную войну и убить всех американцев — но те, уличив Хрущева во вранье, выводят в море корабли, на которых уплывает отец Джина. Весь мир живет в предчувствии неминуемого термоядерного коллапса, но именно в это время подросток получает самые сильные эмоции от дикого зрелища на экране — тут же перекрываемые восторгом первой влюбленности. А мир в 1962 году так и не погиб, но это уже другая история...

Малоизвестное, но вполне приятное подростковое кино, которое, в силу того, что снималось 25 лет назад, выглядит куда талантливее и умнее современных американских подростковых картин — хотя и является образцовой комедией. Вроде бы нет особо смешных ситуаций и шуток, налицо очень простенький сюжет, юные актеры симпатичны — но ничего свыше: однако я получил удовольствие от просмотра «Дневного сеанса». В сущности, тут все вывозит на себе Джон Гудман (возможно, лучший американский актер второго плана): оптимистичный крепкий толстяк, удивительным образом сочетающий великолепное хладнокровие с невероятными теплотой и открытостью. Этому шоумену нельзя не сочувствовать, хотя над некоторыми его дураковатыми придумками и посмеиваешься — но понимаешь, что он имеет право выделываться как угодно, ведь главную жизненную задачу, стать Настоящим Человеком, он уже с успехом выполнил.

Tags:

3 comments or Leave a comment


Занятно: никогда раньше не видел этот фильм — даже отрывками, даже по телевизору. Знал, естественно, что по ходу сюжета представители советской интеллигенции комично и свирепо пытаются поделить гаражи — но это, в общем, и всё. А вот теперь, на четвертом десятке, таки посмотрел. Возникло странное впечатление: будто время повернулось вспять, настолько показанное в ленте актуально для сегодняшнего дня. Ну, за исключением типажей — герои фильма как-то уж слишком воспитаны, и в ходе оживленной дискуссии ЗА ПЕРЕДЕЛ СОБСТВЕННОСТИ всего лишь пару человек помяли, да одному глаз подбили. Да и национальный состав был бы сейчас немного другой, с непременным наличием, скажем, 30-летнего дагестанского доктора наук, чуть что хватающегося за травматический пистолет.

Но в остальном — стойкое ощущение, что за сорок лет ничего не изменилось, и на самом деле Рязанов снимал не столько сатиру на настоящее, сколько предугадывал будущее. Но поскольку этот вариант отпадает, буду все-таки рассматривать фильм в контексте прошлого, как это воспринял я. Как всегда, в фильмах этого режиссера меня оттолкнуло по-восточному неумеренное нагнетание эксцентрики: все эти ужимки, песенки, однообразные рефренчики — суть юмор второго сорта, не радующий, а НАПРЯГАЮЩИЙ. Но, как мне кажется, в СССР весь «штатный» смех был именно таким — либо совсем безмозглая клоунада, либо, еще хуже, так сказать, «с претензией на претензию» а ля «раки по три, но сегодня, но маленькие». Так что сетовать на это бессмысленно.

Интереснее другое. Я где-то встречал отзыв об этом фильме как о чуть ли не «либеральном манифесте», призывающем сознательную интеллигенцию пробудиться и вместе противостоять. Ничего такого не увидел: напротив, в «Гараже» как раз злобно высмеиваются «пролетарии умственного труда», причем именно с позиции какого-нибудь оголтелого работяги или там ветераныча — мол, «зажрались совсем в своих москвах, сволочи». В самом деле, все персонажи — автомобилисты, а это уже почти элита — но они, к тому же, претендуют еще и на гаражи, да еще качают права! Думаю, уровень ненависти к этим сытым, самоуверенным, неплохо одетым людям у рандомного «стропальщика 3-го разряда» из Астрахани был просто запредельным. Симптоматично, что на экране вообще не появляются члены партии, не фигурируют профсоюзники, хотя в реальности они бы откусили себе как минимум четверть гаражного фонда — и никто бы не осмелился роптать. Хотя, нет, в фильме присутствует «блатной» сынок некоего цекиста или горисполкомовца, но он вовсе не отрицательный персонаж: миловидный, сдержанный, отпускающий удачные остроты — на фоне мельтешащих, взвизгивающих интелей сей советский дворянин выглядит вполне благородно.

Ну и методы борьбы с произволом протагонисты применяют откровенно свинские: уничтожить документы, заблокировать выход, симулировать сумасшествие, что как бы не добавляет к ним симпатии. В общем, в финале у меня составилось уверенное мнение: товарищ Рязанов, кавалер ордена Трудового красного знамени, Народный артист РСФСР, лауреат Государственных премий и других премий — воплощал на экране не столько типовой для соцстран жанр умеренно критической социальной комедии, сколько исполнял партийный заказ по дискредитации наиболее оппозиционного в тот момент общественного класса. Впрочем, никто не мог дискредитировать советскую интеллигенцию сильнее, чем она сама — на этом поприще ей просто не было равных, так что в сравнении с неприглядной реальностью картина Рязанова кажется почти что ласковой и благодушной.

Tags:

20 comments or Leave a comment


Конец XIX века, Южная Африка. В небольшой патриархальной республике Трансвааль происходит страшное: геологи находят золото. Теперь государство африканеров обречено: со всех сторон на него как коршуны налетят английские жулики и воры — и разграбят, раздербанят, приватизируют все недра — а заодно построят современные города, введут всеобщее избирательное право и обучат местное население читать хоть что-то кроме Закона Божьего.

Но сатанинским планам захватчиков вызвался помешать Народный Президент Пауль Крюгер, престарелый, помнящий Великий Трек (всеобщее переселение из захваченной англичанами голландской Капской колонии) но еще крепкий бур, ненавидящий Британию всей душой и ясно понимающий, что его страну хотят поработить. Это, однако, неочевидно для многих граждан, в том числе даже для некоторых из 15 детей и 45 внуков Крюгера, но Президент ловко маневрирует, обводя вокруг пальца даже хитрого лиса Сесила Родса — и максимально оттягивает начало военных действий. А когда ждать уже невозможно — внезапно нападает, и навязывает англичанам самую позорную для них, со времен Крымской войны кампанию, жертвуя своим добрым именем, здоровьем и семьей.

Read more...Collapse )

Tags:

14 comments or Leave a comment


Я, конечно же, не испытываю никакого уважения к кинематографической премии «Оскар» - она уж совсем утратила привязку к реальной художественной ценности, превратившись в выдаваемую по разнарядке стопроцентно конъюнктурную и политизированную награду типа «нобелевки по литературе» или «Ленинской премии в области искусств». Сейчас конъюнктура такая: в Америке уже несколько лет тлеет «холодная гражданская война», и чтобы оттянуть ее неизбежный переход в «горячую» стадию, приказано снимать и награждать фильмы про взаимопонимание и дружбу народов, в первую очередь, потрафляя негритосам и латиносам (поскольку именно они представляют собой основной электорат и мобилизационный резерв для будущих «эскадронов смерти» Демократической партии). Латиносов чествовали в прошлом году, в 2019 же пришла пора вновь возвеличить негров.

Здесь за основу взят по-советски дубовый сюжет о двух, казалось бы, несовместимых персонажах, которые под конец привязываются друг к другу так, что водой не разольешь. Главный герой — потомок итальянских мигрантов, жлоб — но, как бы, «деловой», по-своему авторитетный и неглупый полукриминальный элемент, одинаково хорошо умеющий ездить по ушам — и бить по ним. Вигго Мортенсен, как всегда, замечателен — он создал узнаваемый и вездесущий образ этакого мужичка-хитрована, более уместного в современной РФ, чем в Америке (ну а чего: ведь предками ему приходятся римляне и этруски; а этруски — это русские, да еще и самоназвание у них — «тосканцы», потому что больше всего на свете русские любят тосковать), с этими его семейными труселями, добычливостью и биполярной манерой поведения.

Итальянца нанимает черный негр, которого научили играть на пианино — и он едет на чёс по южным штатам, якобы, желая продемонстрировать, что потомки Хама ничуть не хуже, чем представители белой расы. Но проклятые белесые не желают этого признавать, поскольку даже еврея считают чернокожим, негру не подают руки; увидев негра с белой женщиной, негра револьвером гонят домой; сами безнаказанно насилуют негритянских девочек, а негра, приблизившегося к белой женщине, судят судом линча, т. е. обрывают ему руки, ноги и живого жарят на костре. Так что итальянец необходим черному, дабы обеспечить его безопасность, ведь негр — субтильный пьяница и напыщенный гомосексуалист, постоянно влипающий в неприятности: то начнет бычить на мирно выпивающих в своем баре работяг, то пристанет в бане к какому-нибудь пареньку.

Read more...Collapse )

Tags:

22 comments or Leave a comment


Наверное, с раннего подросткового возраста меня занимал русский национализм. Одно время даже неофициально состоял в одной из структур, но, одумавшись, вовремя отошел. Интерес, впрочем, остался, хотя и затухал с каждым годом, по мере свертывания деятельности русского движения и нарастания репрессий против его участников. Сейчас, в 2019 году о каком-то организованном национальном сопротивлении можно говорить лишь в прошедшем времени, однако 4 года назад Александр Севастьянов еще видел за горизонтом некие радужные перспективы.

Его очерк истории русских национальных организаций на данный момент беспрецедентен. Других книг, сочетающих широту обзора с глубиной анализа по указанной теме — просто не существует. К тому же, произведение удалось уложить в приемлемые рамки, 600 страниц — не так уж много для труда с таким заглавием, да еще и написанного непосредственным участником событий, деятельным актором политического процесса 90-00-х годов. Причем, страницы эти читаются быстро и усваиваются легко, поскольку вышли из под пера профессионального филолога и журналиста. Севастьянов действительно талантливый писатель, с богатым чувством языка и собственным, заслуживающим внимания стилем, вдумчивым, образным и эмоциональным — но почти что лишенным брани, грязи и бесконечного сведения счетов, столь характерных для текстов, написанных современными русскими националистами (которые, к тому же, как правило, трех слов связать не могут). Всё это — безусловные достоинства книги, на основании которых ее можно смело рекомендовать любому интересующемуся русским вопросом. Но, как ни печально, данный труд содержит и множество недостатков.

Read more...Collapse )

Tags:

16 comments or Leave a comment


Бравые уральские казаки, которые тысячу лет пахали землю и сажали хлеб — внезапно, по одному росчерку пера, лишаются своих фамильных наделов, а вместе с ними и смысла жизни, тихо угасают. На отжатые территории приходят бурильщики, с успехом ищущие в предгорьях нефть и газ — и утесняющие местных жителей. Но всему есть предел — и герои восстают, пытаются доискаться до правды, вооружившись добрым словом и ружьем.

Начинается такой квест: сначала казачки едут к бывшему председателю, по наивности поставившему закорючку на неведомом документе, чтобы поспрашивать его. Опрос сопровождается перестрелкой, а потом — аккуратным маканием председателя в прорубь, в результате ему делается стыдно и он всё рассказывает. Герои и примкнувший к ним председатель теперь едут к посреднику-кооператору, обеспечившему сделку, потом к начальнику обкома, утвердившему решение. Финальным боссом же является некий ельциноподобный дядечка, восседающий в сумрачном сталинском зиккурате и мечтающий выкачать из Землю всю нефть!

Совершенно балдежная стилизация под кинематограф «эпохи большого стиля», произведение крайне эклектичное — и, вместе с тем, предельно целостное. Выполненный на безупречном художественном уровне, фильм в свое время породил обширную полемику в прессе, и каждый увидел в нем нечто свое — что недвусмысленно свидетельствует об идейной глубине сего полубажовско-полуплатоновского киносказа. Монументальные главные герои, жестокие и беспощадные по праву, изъясняющиеся лаконичным и чуть корявым языком настоящих мужчин — суть типажи, актуальные как минимум последние 100 лет — и заражают сочувствием с первых кадров.

Жаль, что в наше время совершенно ушла традиция (поскольку ушли и мастера) таких вот «оммажей» старому советскому кинематографу, это ж ведь было очень недурное начинание, исполненное былинной героики и гротескного пафоса, но начисто лишенное коммунистической токсичности. Но к началу 00-х, видимо, такие фильмы физически утратили какую бы то ни было аудиторию, к тому же это кино, предельно русское по духу (то есть, угловатое, жестокое, фаталистичное и, вместе с тем, полное «бессмысленных мечтаний»), в условиях путинского, то бишь, антирусского государства было обречено на забвение.

Tags:

9 comments or Leave a comment